Ник Перумов (Пирумян): «Как цвела и благоухала Ветвь под добрым светом».

Ник Перумов (Пирумян): «Как цвела и благоухала Ветвь под добрым светом».
 Писатель Ник Перумов 

Писатель Ник Перумов 

Армянский музей Москвы продолжает публиковать очерки о творчестве основателя жанра фэнтези в России Ника Перумова.

Итак, мы посмотрим на творчество Перумова через его один роман «Семь Зверей Райлега. Тёрн». Главными героями являются трое: Тёрн – воин, философ, маг из народа дхуссов, человекоподобное существо, «девушка», сидха Нэисс, тоже человекоподобная Гончая, завербованный злыми силами страны Некрополис агент Стайни.

В первой публикации мы уже говорили, что в отличие от научной фантастики, фэнтези не стремится объяснить мир, в котором происходит действие произведения, с точки зрения науки. Сам этот мир существует гипотетически, часто его местоположение относительно нашей реальности никак не оговаривается: то ли это параллельный мир, то ли другая планета, а его физические законы могут отличаться от земных.

Да, и Перумов не объясняет придуманное им мироустройство с точки зрения науки.

 Ойкумена романа «Семь Зверей Райлега. Тёрн» разработана писателем так, что в каждом повороте сюжета, в каждом образе мы видим зеркальное отображение существования нашего социума.

Ойкумена романа «Семь Зверей Райлега. Тёрн» разработана писателем так, что в каждом повороте сюжета, в каждом образе мы видим зеркальное отображение существования нашего социума.

Герои его повествований действуют в мире фантастическом, причудливом, но все же узнаваемом нами мире. Ойкумена романа «Семь Зверей Райлега. Тёрн» разработана писателем так, что в каждом повороте сюжета, в каждом образе мы видим зеркальное отображение существования нашего социума. Оно – не кривое. Поэтому мы можем применять, анализируя характеры и поступки героев, законы нашей этики, социологии, политологии, экологической инженерии.  То есть пласт знаний из общественных наук -  нам в помощь.

Действие романа развивается в многослойном пространстве. Одно из них – зараженная среда обитания, откуда родом Стайни, завербованная агентами зла Некрополиса. Перумов описывает вспученную землю, набухшую словно пузырем болото, отвратные твари «многоножки» вырываются оттуда ордами и пожирают колосья на полях. Жители вымирают семьями и родами.

Кошмарная Гниль поражает богатые, давно обжитые области, женщины рожают жуткого вида младенцев, больше напоминавших червей, уже со сгнившим нутром.

Перед нами разворачивается метафора любой экологической и гуманитарной катастрофы. Мы можем вспомнить и чуму в Европе, и Чернобыль. Здесь мы снова узнаем в авторе вчерашнего ученого, который участвовал в разработке методов лечения пострадавших от аварии на Чернобыльской АЭС детей.

 И Перумов не объясняет этот мир с точки зрения науки, но он ставит все свои знания, пусть и в игровой, опосредованной форме, на службу фэнтезийной литературе. 

И Перумов не объясняет этот мир с точки зрения науки, но он ставит все свои знания, пусть и в игровой, опосредованной форме, на службу фэнтезийной литературе. 

Мы увидели, как посреди миров встретились три героя. Женоподобных героинь уравновешивает мощная, хроническая фигура философа, мага, воина Тёрна. Именно он дает этим двум шанс не просто выжить, но и прекратить вражду между собой, излечиться от скверны.

Посмотрим на сидху Нэисс: янтарные глаза, ее защищает живая ветка-пояс, с легкостью зверя она странствует по разным странам. Каждая из которых существует как бы обособленно, но в то же время между ними есть связь стратегической дружбы или вражды. Она как истинная сидха не охотится ни ради еды, ни ради развлечения. В ее желании истребить зло – в данном случае Гончую Стайни, по вине которой погибли ее родные, но за жизнь Стайни которой борется Тёрн.

Стайни является нам существом и мужественным, и зомбированным, и ослабленным, страдающим одновременно. Тёрн понимает, что судьба этой Гончей может быть окончательно сломана: ее род уже уничтожен, и сама она является тенью, несущей зло Некрополиса,  въезд в который преддверяет Шкуродерня. В этих местах также работают печи – прямая отсылка к концлагерям.

Интересен диалог Тёрна с Нэисс. Он доказывает ей, что ее враг сам безмерно страдает, мало того, опоенная снадобьем, прошедшая жуткие обряды, она сама себе не принадлежит. Но кровь у нее красная и горячая. А у зомби и прочей нежите такого не бывает.

Тёрн лечит раненную Стайни, отпаивает ее, шаг за шагом превращает в «человека», хотя в троице этой людей нет.

Перумов пишет так, как будто нащупывает своего читателя, это, конечно, ход – но вряд ли искушенный читатель-толкиенист нуждается в прописных истинах, что «мыслящие не должны убивать мыслящих», «кто-то должен первым остановить этот кровавый маховик», «из нее сделали чудовище, но она человек, она жива, и значит – ничего еще не потеряно».

Как мы уже писала раньше, по отцовской линии Ник (Николай) Перумов  восходит к армянскому дворянскому роду. Хоть перед нами нет образов конкретно армяно-азербайджанского конфликта, читая этот роман, нельзя не соотносить эти размышления с все еще существующим конфликтом.

Да, обычно в мире, описываемом фэнтези, может быть реальным существование богов, колдовства, мифических существ (драконы, эльфы, гномы, тролли, гоблины, кентавры и тд), привидений и любых других фантастических сущностей. Но ценность этих повествований в том, что ненавязчиво, без дидактизма, писатель все же показывает преимущество светлой стороны жизни.

Мы снова повторяем, и Перумов не объясняет этот мир с точки зрения науки, но он ставит все свои знания, пусть и в игровой, опосредованной форме, то воспитание, обучение, что получил в доме своего отца Даниила Александровича Перумова, доктора биологических наук, во время обучения на кафедре биофизики физико-механического факультета Ленинградского политехнического института ( по специальности инженер-физик), занятия молекулярной биологией, 10 лет работы  в Ленинградском НИИ особо чистых биопрепаратов, на службу фэнтезийной литературы.

Валерия Олюнина

фото www. itdoc.info

Ник Перумов (Пирумян): «Как цвела и благоухала Ветвь под добрым светом».