Иллюстрации Юрия Багдасаряна к книге Уильяма Сарояна "Имя мое Арам"

Эта книга великого Сарояна была выпущена в 2005 году в издательстве "Кавказская здравница" к 100-летию писателя. Редактором и художником выступил Юрий Багдасарян, который посвятил эту работу памяти своего отца Арама. 

Книга издана при финансовой поддержке Армянской национально-культурной автономии "Крунк" города Кисловодска, телерадиокомпании "СИФ", близких друзей художника. 

Графические работы Юрия Арамовича Багдасаряна действительно делают издание этих рассказов замечательными и неповторимыми. В  сборнике очень любимые нами истории: рассказы "Лето белого коня", "Он, можно сказать, наш будущий поэт", "Парикмахер, у дяди которого дрессированный тигр отгрыз голову", "Гранатовая роща", "Локомотив, 38, одживбей", "В горах мое сердце" и другие. 

Черно-белая графика передает трагический и радостный мир, в котором проживает главный герой книги Арам. Поэтике Сарояна свойственно не перетекание эмоций, состояний. Очень часто в его текстах мир схвачен не в развитии, а уже состоявшимся как противоречивый, счастливый и драматичный, яркий и опустошенный. В рассказе "Парикмахер, у дяди которого дрессированный тигр отгрыз голову" мальчик засыпает под деревом. Эта сцена как бы объединяет новую американскую жизнь его семьи и ее трагическое прошлое, связанное с Геноцидом армян. Эта птичка, которая будит его, одновременно поет о солнце, летнем дне, простоте и старости мира.

"Казалось, я слышу: "Плачь, плачь, плачь. Но эту печальную песню птичка исполняла самым жизнерадостным тоном".

Художник делает иллюстрации жирными, плотными линиями. Никакой растушевки: эта техника очень напоминает резьбу по дереву. Так перед нами предстает галерея бесконечно большой родни Арама Гарогланяна. Особенно эпатируют дяди и кузен Мурад, которого все считали сумасшедшим.

Сумасшествие - довольно частая краска Сарояна. Наделяя своих переживших Мец Егерн персонажей, он также ставит их в ряд чеховских героев, тоже как будто сумасшедших, но их состояние ненормальности - это экзальтация, поэтическое видение мира, вера в добро и гранатовый сад, который расцветет в американской пустыне среди рогатых жаб и гремучих змей. 

Сароян, пожалуй, единственный писатель, кто может одновременно доводить читателя до смеха и слез. Он не дает остановиться ни одной нашей начинающейся эмоции. Только мы начали смеяться над вычурностью, пафосом дяди Мисака, с его фразами вроде "любовь моя к свирепым тиграм джунглей беспредельна", как его, не нашедшего себе приюта после потерянной родины ни в одном городе мира, сжирает тигр. 

Юрию Багдасаряну также удалось ухватить эти вечные, непостижимые, архаичные и архетипичные армянские образы. Армянский музей с радостью делится с вами этими картинками, маленькими шедеврами книжной графики. 

 

Иллюстрации Юрия Багдасаряна к книге Уильяма Сарояна "Имя мое Арам"