"Потому я всё ширюсь по снегу Масиса": поэзия Артавазда Сарецяна

"Потому я всё ширюсь по снегу Масиса": поэзия Артавазда Сарецяна
Артавазд.jpg

В литературной рубрике выходного дня - стихи поэта, переводчика, публициста Артавазда Сарецяна. 

Артавазд Аикович родился 22 апреля 1957 года в селе Лечкопе Сухумского района Абхазской АССР. 

Выпускник историко-правового факультета Абхазского госуниверситета. Член союзов писателей, журналистов Абхазии и Международной конфередерации журналистов, член Союза армянских писателей. 

Ответственный секретарь газеты "Республика Абхазия". Редактор газеты "Амшен литературный". 

Первое стихотворение опубликовано в ереванской газете "Пионер-канч".

Его личный вклад в дело духовного сближения армянского и абхазского народов отмечен высшей наградой Абхазии - орденом "Честь и Слава", медалями Министерства диаспоры Армении "Уильям Сароян" и "Посол родного языка". 

Автор книг " Без восклицательных знаков: на краю пропасти" ( Повести): "Абхазское государственное издательство",   Сухуми 2014. "Наказ царя Сардура" (Библиотека альманаха "Литературный Амшен"(Сухуми - 2017). 

«Оно, без сомнения, взорвётся однажды»

Из стихотворения «Вопросы, имеющие неправильные ответы»

(Книга «Апацха», 2002 г.)

 

 Сухумская армянская школа. 1913 год

Сухумская армянская школа. 1913 год

СЕРДЦЕ ПОЭТА

Не смогло больше выдержать сердце поэта

Накопления крови за каплею капля:

Накопления боли и жгучей тревоги,

Накопленья страданий, скорбей, сожалений.

 

И вот так, задыхаясь, взорвалось однажды

Изнурённое в тяготах сердце поэта

От могучего крови внутри накопленья,

И от сгустков всё новых, за каплею капля.

 

И сотрясся весь мир от великого взрыва,

От сердечного взрыва весь мир содрогнулся,

Так он вздрогнул глубинно, что наша планета

Удержалась едва на исконной орбите.

 

– Я смотрела всегда на поэта с сомненьем, –

Грудь, как будто рубашку, терзала соседка,

Подполковник строчил в протокол показанья:

– Никогда мне поэта не нравились взгляды,

Никогда мне его не любилась походка,

Никогда, никогда – подполковник, ты слышишь? –

Мне не нравился тот, кто назвался поэтом.

Вы не верили мне, а ведь я говорила,

То, что он подрывник и сторонник террора.

Вы же видели?! – Сердцем мощнее тротила

Он взорвать вознамерился нашу планету.

Перевел Павел Черкашин

 

СОЛНЕЧНЫЙ ВЕТЕР

В самую-самую сущность мою

Впитано таинство древних веков

Будто бы воспоминания.

Вот и тоскую по камню…

И я – взрыв звезды.

И я – стон любви.

В самую-самую сущность мою

Впитано таинство древних веков

Накрепко, будто страдания.

И похожа на молнию Айка стрела,

И от тренья горит ещё тело моё. –

Потому я всё ширюсь

По снегу Масиса,

И стремлюсь я скатиться

По снегу Масиса,

Чтоб хотя бы немного, хотя бы чуть-чуть

Кровь горячую мне охладить и смягчить.

Перевел Павел Черкашин

*  *  *

Случается порой, прекрасно знаем, –

Обуреваемы потоком мыслей жутких,

Морочащих и тёмных, позволяем

Нежданные, внезапные поступки,

Которых никогда б не совершили,

Когда бы, как закат, спокойны были.

 

Увы, потом воспринимаем с болью

Тяжёлые итоги безголовья.

…Река спокойна после наводненья,

Но позади в руинах все строенья.

 Перевел Павел Черкашин

***

В день счастливейший я

  порождён был землёй,

И пока в день счастливый землёю не стану,

Содрогаться от боли, тревоги немой

За любовь мою хрупкую не перестану.

 

Да, я буду страшиться за Землю мою,

Так безумно летящую в чёрном пространстве –

Кто затеял с ней звёздную эту игру

И оставил никчёмной в безликом убранстве?

 

…И вот так бесконечно, и так без начала…

Ну а жизнь как всегда – ни добрее, ни злей.

Ах, откуда мне знать – чья душа полегчала,

Сбросив груз, от сердечной тревоги моей?

Перевел Павел Черкашин

МОИ ДВЕРИ ОТКРЫТЫ

Я открыл своё сердце, открыл пред тоской,

Посещенья божественной радости жду.

Я готов расколоться и рухнуть скалой,

Если смерть вдруг подарит кому-то весну.

 

Вот и счастье стучится, стучится в мой дом.

Я ему открываю с улыбкой, светло.

Объявилось оно как судьбе моей долг,

Как лампада любви бесконечной пришло.

 

Нет, не станет темницей для счастья мой дом –

Мы пожмём наши руки всего лишь на миг,

Дам я кубок ему с лучезарным вином,

Пожелаю, чтоб путь был приветлив, велик.

 

– Ну, ступай, – я скажу, – очень тяжек твой путь,

Много будет ущелий, обрывов, камней.

Ты мостом меж сердцами, прошу тебя, будь

И открой сколько б ни было тысяч дверей.

 

…Но всех больше, с желаньем, всей сутью своей,

Жду я вас – и глаза свои сделал водой –

Мои верные спутники – нет вас верней:

Боль, обиды, интриги, поклёп за спиной.

 

Я прижму вас радушно и сильно к груди,

И не выпущу больше за дверь никогда,

Стол накрою – богаче, попробуй, найди! –

Обогрею душевным теплом очага.

 

А когда мы напьёмся – обнимемся всласть,

Потеряем сознанье и рухнем на пол,

Чтоб над сердцем моим лишь была ваша власть,

А к другим чтоб никто за порог не ушёл.

 

…Пред гостями я двери всегда открывал,

Их приход для меня – это веры поток,

И всегда поднимал за них полный бокал,

Ведь они вдохновенья чудесный исток.

 

Вот ладони мои, в них довольно огня,

В сердце снова эмоции, грёзы сплелись.

Только ты не спеши, я не жду лишь тебя.

Только ты, неизбежная, не торопись.

Перевод Павла Черкашина

 

***

Эх, царь Тиридат*

Вначале был меч –

Могуч был и горд –

И вот этот меч

Мы воткнули клинком

В нашу землю благую,

И стал он… крестом,

И стал он душою

А крылья

А крылья выросли потом.

*Трдат (Тиридат, арм.  Տրդատ Գ Մեծ) III Великий (287-330) — царь Великой Армении из династии Аршакидов, при котором в 301 году христианство было провозглашено государственной религией страны.

Перевод Павла Черкашина

Артавазд Сарецян

заглавное фото smileplanet.ru

 

 

"Потому я всё ширюсь по снегу Масиса": поэзия Артавазда Сарецяна