"Армянский" Президент Абхазии Владислав Ардзинба

"Армянский" Президент Абхазии Владислав Ардзинба

Наверное, молодой житель Абхазии, который прочтет этот очерк, действительно удивится, что так называли в народе любимого абхазами президента Владислава Ардзинба. Он не был проармянским руководителем республики в самые трудные ее годы, но его уважительное отношение к армянам, любовь к своему народу позволили Ардзинба выстоять. 

 Невероятно красивый, интеллигентный, харизматичный Владислав Ардзинба всегда отличался среди других народных избранников    

Невероятно красивый, интеллигентный, харизматичный Владислав Ардзинба всегда отличался среди других народных избранников 

 

АРДЗИНБА ВОООТ.PNG


Быть может, это совпадение, но когда сломался СССР, в некоторых республиках к руководству пришли ученые. В Армении этим человеком стал Левон Тер-Петросян, в Киргизии – Аскар Акаев, он смог сохранить Киргизскую АН. В Абхазии таким лидером стал Вячеслав Ардзинба. Даже спустя десятилетия, глядя на его фотографии, мы видим, что он был не только интеллектуалом, но и харизматиком. Лицо его непростое, текущее, этот легкий перекос в мимике, делает его как будто в становлении. Владислава Григорьевича и сегодня часто вспоминают и абхазы, и армяне, и русские – для всех он был не только историком-востоковедом, доктором наук, занимавшимся хеттской культурой и абхазо-адыгскими народами и древними народами Малой Азии, но и тем лидером, благодаря которому республика обрела независимость. 
Как сам утверждал Ардзинба, правоверным мусульманином он никогда не был. Наверное, жизнь семьи Ардзинба и писателя Фазиля Искандера были похожи. Фазиль Абдуллович написал рассказ о том, как однажды в детстве пошел с сестрой в гости и там съел кусок сала и был «сдан» отцу. 
Наказание последовало, но было наказано детское предательство сестры. 
Так мы видим спустя много десятилетий, как жили в те времена абхазы, для которых мусульманская вера была менее значимой, чем честь. 


Отец будущего президента Григорий Константинович – инвалид Великой Отечественной войны I группы, воевал под Харьковом в кавалерии, преподавал историю и увлекался археологией, что повлияло на выбор профессии его сына. Единственный брат Владислава трагически погиб в 1980-х, оставил после себя детей. В 1966 году Владислав окончил исторический факультет Сухумского государственного педагогического института им. А. М. Горького. Позже он поступил в аспирантуру Института востоковедения Академии наук. Вспоминал: «Занятия в аспирантуре были архисложными. Представьте себе положение человека, который должен написать диссертацию по хеттам, при этом он ни слова не знает по-хеттски. Тем более, литература по хеттологии на 99,9% только на иностранных языках. Приходилось ездить по всей Москве и изучать не только хеттский, но и другие языки». 
В те годы много ездит за границу: Турция, страны соцлагеря, несколько раз бывал в Англии, США.
В 1971 году Ардзинба защитил кандидатскую диссертацию. В 1972 году женился на Светлане Джергения, родом из города Гагры. Она стала известным в республике специалистом по Османской империи XIX века.

С 1989 по 1991 год Ардзинба народный депутат СССР, член Совета Национальностей Верховного Совета СССР. В это время от Абхазии были избраны и Фазиль Абдуллович Искандер, и народный поэт Абхазии Баграт Васильевич 'Шинкуба.

Там произошла его встреча с академиком Андреем Сахаровым, о которой Ардзинба вспоминал как о значительном событии в жизни, повлиявшем на его мировоззрение. Сахаров тогда написал резонансную статью о Грузии как «маленькой империи». 
Связи с известным правозащитником были действительно сильные, Андрей Дмитриевич, Елена Боннэр и Вячеслав Всеволодович Иванов гостили в доме Ардзинба. Вместе они смотрели знаменитые Эшерские древние сооружения – кромлехи.

На первом съезде народных депутатов Владислав Ардзинба поднял вопрос о притеснениях малых народов СССР со стороны титульных наций 15 союзных республик. Он предложил изменить отношения подчинения между республиками и автономиями на договорные, дабы в случае выхода республики из состава СССР автономии, в неё входящие, могли самостоятельно выбрать свой дальнейший путь.

С 1990 года Ардзинба был председателем Верховного Совета Абхазской ССР (с 1992 года – Республика Абхазия). Являлся главнокомандующим армией республики в период войны с Грузией. 
Лозунг, который и сегодня можно увидеть в Абхазии, «Мы шли на смерть, чтобы жить!» принадлежит Владиславу Ардзинба.

14 августа 1992 года, ровно 25 лет назад, в республике начался вооруженный конфликт. Сегодня очевидцы драматических событий вспоминают, что тогда мало кто сомневался в том, чью сторону примет армянская община. 

 За Абхазию! Фото из группы в фейсбуке "Владислав Ардзинба - первый Президент Абхазии"

За Абхазию! Фото из группы в фейсбуке "Владислав Ардзинба - первый Президент Абхазии"


Армяне воевали с самого начала войны. Но их было не так много. Это можно было назвать нейтралитетом. Все- таки в советские времена армяне общались больше с грузинами, чем с абхазами. И села были трех типов: только абхазские, только армянские, а если смешанные – то только армяно-грузинские. 
В январе стало понятно, что абхазских сил не хватает. У Чечни были свои интересы. Куда было армянину идти? Воевать за землю, которая стала ему родной. 
Об этих событиях пишет блогер Frezy Grant на форуме «Вардананк». 
В начале 1990-х гг. в Тбилиси активно пропагандировалась идея "Кавказского дома", причем союзным республикам Закавказья - Грузии, Армении и Азербайджану - противопоставляли и Россию, и республики Северного Кавказа. В массовое сознание пытались внедрить идею о том, что абхазы-мусульмане враждебны и грузинам, и армянам, а раз так, то последним следовало бы объединиться в совместной борьбе.

Но армяне, жившие в Абхазии, сделали свой выбор без колебаний. Именно в независимом абхазском государстве амшенские армяне увидели гарантию сохранения своих прав и своей самобытности. По этой причине появление в абхазской армии Армянского батальона не стало сенсацией.

 Владислав Ардзынба, Анри Джергения, Вячеслав Чирикба, представители диаспоры. Женева, Отель Интерконтиненталь, 1994 год. Абхазо-грузинские переговоры под эгидой ООН. Фотоархив В. Чирикба

Владислав Ардзынба, Анри Джергения, Вячеслав Чирикба, представители диаспоры. Женева, Отель Интерконтиненталь, 1994 год. Абхазо-грузинские переговоры под эгидой ООН. Фотоархив В. Чирикба

Надо заметить, что в этот период не существовало и абхазской армии как таковой (она была создана лишь 11 октября 1992 года). На востоке республики первоначально формировались отряды самообороны, защищавшие отдельные села и придерживавшиеся партизанской тактики - лишь немного позже они стали называться Восточным фронтом. Точно так же и армянский отряд как самостоятельная единица появился именно в виде партизанского формирования. Первыми за оружие взялись гагринские армяне. Сопротивляться было чему - с первых дней войны в Гагре начались грабежи и насилия, которые не в последнюю очередь затронули именно армянское население.

Ответ последовал очень скоро. В оккупированном грузинами Гагрском районе около десятка армянских мужчин собрались в отряд под названием "Гай фидаин" ("Армянский фидаин"); возглавили его Вагаршак Косян - будущий командир Армянского батальона - и его брат Ашот, которому позже было присвоено звание Героя Абхазии. Уничтожив небольшой грузинский отряд из шести человек, они захватили оружие и начали партизанские действия. Этот эпизод сегодня мало освещен в официальной истории войны, но именно с него ведет свое происхождение самостоятельное армянское подразделение.
Владислав Адзинба ставил в пример абхазам мужество и дисциплинированность армян. Первым не хватало опыта. Много их гибло и попадало в плен. В своем видеообращении Президент сказал: «Многие армяне, наши земляки, взяли в руки оружие и встали на защиту родины. После освобождение г. Гагры, когда началось формирование первой бригады, среди бойцов армян и среди тех, кто был готов взять оружие, возникла идея создать отдельный армянский батальон, который бы носил имя выдающегося полководца великой Отечественной войны, маршала Ивана Баграмяна». 
Ардзинба отмечает большие заслуги политического лидера армянской общины Абхазии в период войны за независимость Альберта Топольяна.

Самые ощутимые потери армянских солдат пришлись на Афоно-Эшерский батальон, где армян было больше всего. После мартовской битвы Армянский батальон окончательно сформировался как отдельное устойчивое подразделение.

Армяне, как пишет Frezy Grant, прославились штурмом почти неприступной высоты - горы Цугуровка, укрепленной по всем правилам современной войны; ее склоны были буквально нашпигованы минами. Галуст Трапизонян - командир третьей роты Армянского батальона - потерял в этом сражении ногу, но до конца, лежа на носилках, продолжал руководить боем. Битва за Цугуровку помогла абхазам окончательно утвердить контроль над ключевой высотой - горой Ахбюк.

27 июля 1993 года в Сочи было подписано перемирие, по которому Грузия согласилась вывести войска из Абхазии. Это была самая серьезная уступка, за которую абхазы согласились оставить восточную половину республики под властью грузинских формирований из местных жителей - фактически под гражданской властью Грузии. 
Однако перемирие не было соблюдено. 16 сентября боевые действия возобновились. Армяне вместе с абхазами, представителями северокавказских народов две недели бились за Сухум, первыми вышли к зданию Совмина, ставшему символом власти над столицей. Армянские бойцы взяли здесь 25 пленных. После того как Совмин был взят и сгорел в пожаре, грузинская армия в Сухуме прекратила сопротивление.
Впереди были еще тяжелейшие битвы, где мужество и героизм проявили подразделения Вагаршака Косяна и Сергея Матосяна.

Фактически до прихода в Кодорское ущелье миротворцев многие гульрипшские армяне по очереди поднимались в горы и несли боевое дежурство. После прихода российских частей личный состав батальона имени Баграмяна сдал оружие, резервисты разошлись по домам, но история батальона не закончилась. Армянский батальон как боевая единица принимал участие в кампаниях 1998, 2001 и 2008 гг., особенно активную роль он сыграл в 2001 году, когда снова потребовалось защищать Гульрипшский район - на этот раз от формирований чеченского боевика Руслана Гелаева.

Впрочем, мы отошли от главного героя повествования – Владислава Ардзинба. Его ученики и последователи говорят сегодня, что главная заслуга его была в том, что он вселил в народ уверенность, что он заслуживает иной участи, чем ему предлагает современная история. «Он поднял уровень нашей национальной идентичности на такую высоту, на которую уже никто, никогда не сможет посягать», - пишет о Ардзинба один из его учеников. 

 "Ты в наших сердцах". Вышивка Ирмы Абиджба

"Ты в наших сердцах". Вышивка Ирмы Абиджба

В 1994 году Владислав Григорьевич был избран президентом Абхазии голосованием в Верховном Совете. Десять сложнейших лет напряженной работы – в 2004 году объявил об уходе из политики в связи с прогрессирующей болезнью, повлекшем за собой политический кризис в стране, продолжавшийся с октября 2004 по январь 2005 года. Последние годы жизни проживал на государственной даче в Пицунде. 
В память о первом президенте, перевернувшем представления многих о том, каким может быть политик, оставшемся в памяти абхазов и армян как великий мечтатель номер один, был создан сайт, на который каждый день приходят письма и благодарности.

Тему комментирует армянин из города Гагры, свидетель описываемых событий Ашот Туманян:

Все было не совсем так.
Во-первых, в Абхазии были две крупные и равно влиятельные общины, которые мягко говоря не совсем ладили друг с другом.
"Крунк" в Сухуме под руководством сподвижника Владислава Ардзинба Альберта Топольяна - совершенно авторитарная политизированная сверх всякой меры структура.
Гагрская "Маштоц" под руководством Арсена Чакряна. Более демократичная, независимая, с хорошей структурой, активными членами и менее политизированная.
Во-вторых, Альберт Гаспарович Топольян непрерывно пытался подмять под свой "Крунк" гагрскую общину. Это было и до войны, и во время войны.
В-третьих, в войну первыми, кто бы что ни говорил, вступили армяне сухумского и гудаутского районов.
Причем, что любопытно, при жесточайшей авторитарности Топольяна обеспечить участие массовое армян на стороне абхазов в войне он не смог.
Хотя делал для этого все возможное.
В итоге бОльшая часть сухумских, эшерских и афонских армян приняли участие в войне на стороне абхазов. Но были и такие, кто ушел воевать с грузинами.

 Первый Президент Абхазии Владислав Ардзинба в кругу соратников. Фото ardzinba.com

Первый Президент Абхазии Владислав Ардзинба в кругу соратников. Фото ardzinba.com


Не смотря на то, что батальон был создан усилиями Альберта Топольяна, влияние функционеров "Маштоца" в нем было очень сильным.
По сути батальон стал вооруженной силой общины Гагрского района.
Ситуация для "Крунка" усугублялась тем, что активисты "Маштоца" опробовали свои силы за пару лет до войны.
Был известный эпизод в истории СССР, когда в Грузию из ссылки возвращались турки- месхетинцы. Шли они через Краснодарский край и Абхазию. Вот на границе с Абхазией их встретили вооруженные армяне "Маштоца". Турки тогда в Грузию не прошли даже, не смотря на прибывшие части ВВ МВД СССР.

И вот эти люди уже с более совершенным оружием, объединены в батальон, но продолжают подчиняться "Маштоцу".
Топольяну было тяжело это принять. Он использовал весь свой административный ресурс для того, чтобы изменить ситуацию.
Причина понятна.
Альберт Гаспарович рассматривался Владиславом Григорьевичем как лидер армян Абхазии. И была такая уверенность, что он управляет процессом. Ан нет. Не было счастья, да несчастье помогло.

Абхаз убил армянина. Застрелил. Я сейчас не помню всех подробностей. Может старшие товарищи помогут. Но случился такой прискорбный факт.
По одной из версий, этот абхаз входил в состав личной охраны Ардзинба.
Армяне моментально отреагировали и попытались расстрелять убийцу.
При этом Топольян принял все меры к тому, чтобы конфликт погасить. Но влияния на бойцов он не имел. 
Тогда он пригласил активистов на встречу с Ардзинба.
Ардзинба многих из них - представителей "Маштоца" знал лично.
Так вот Ардзинба вначале помариновал делегацию у себя в приемной, а затем принял их. При этом себе налил кофе, а им даже не предложил. 
В условиях Абхазии это было неслыханно.
Он с самого начала показал руководителям одной из мощнейших этнополитических сил в стране кто в доме хозяин.
Это был тот день, когда армяне окончательно отказались от независимой политики и приняли лидером Владислава Ардзинба. 
Он был настоящим укротителем.



Это потом уже "Крунк" сожрет "Маштоц" и еще позже будет объединение в Союз армян Абхазии.
А начиналось все очень жестко.

"Маштоц" принял нейтралитет. Огромная масса гагрских армян в братоубийстве участия не приняли. Причем в Гагре до последнего дня пока грузины были в городе, армянская община сохраняла полную управляемость.
Организовано эвакуировали детей, позже, когда Гагру буквально захлестнула вал бандитизма и мародерства со стороны добровольческих частей грузинской армии, организовано защищали друг друга. Я помню, как со двора Арсена Амбарцумовича Чакряна увели машину. Активисты общины немедленно реагировали, общались с представителями власти.
Ну и т.д. вплоть до сентября, когда оставшиеся дети пошли в школу.
Но ситуация изменилась кардинально примерно в конце сентября. В эти дни грузинские добровольческие части (не путать с регулярными типа батальона "аваза" или "шавнабада") осуществили массовое ограбление села Колхида. С этого момента начались нападения на русские и армянские дома, отъем имущества. Один такой факт был прямо на моих глазах когда у соседа забрали "москвич" на "нужды обороны". Еще и побили за то, что спрятал аккумулятор.
Вот собственно и все. События в селе Лабра стали катализатором того дрейфа, который сложился к сентябрю 1992 года. Самую многочисленную армянскую общину Абхазии, по сути, вначале насильно тащили в войну такие руководители как Альберт Топольян, а затем сами грузины оттолкнули своим максимализмом и буквально заставили выпить озверина. Дальше уже было не остановить.
Если после "Колхиды" наступил раскол, но скорее на уровне "валим отсюда", то Лабра стала просто сигналом к началу войны уже между армянами и грузинами." 

Армянский музей Москвы предлагает вам фотогалерею:  Кодорское ущелье в 1993 году. Вывод грузинского мирного населения. 

 

Валерия Олюнина

Ашот Туманян

заглавное фото cdn2.img.sputnik-abkhazia.info

"Армянский" Президент Абхазии Владислав Ардзинба