СтатьиНаринЭ

Колхозницы в таразе

СтатьиНаринЭ
Колхозницы в таразе
 Арутюн Каленц "Герой соц труда Зевзикян" 1956

Арутюн Каленц "Герой соц труда Зевзикян" 1956

В нашем сознании женщина в таразе связана с архаикой, с далеким прошлым, с миром, который существовал до Геноцида. Тараз ассоциируется со стариной, с бабушками, которые доживают свой век в новом мире технологических возможностей, сохраняя привычный для себя образ жизни и быт. И в нашем представлении они, эти представительницы старшего поколения, будто посланники иного мира в нашей действительности. И уж тем более трудно нам представить молодую женщину в этом костюм, подпоясанную серебром, с платком и монистами на голове.

И видя такую женщину на картине, мы думаем, что перед нами далекий девятнадцатый век, в крайнем случае - начало двадцатого. Но давайте приглядимся к этим замечательным экспонатам Национальной Галереи Армении. Посмотрим на лица, обратим внимание на даты создания работ.

 Седрак Аракелян "Снопы колхоза Гомадзор Ударница Егисабет" 1932, Национальная галерея Армении

Седрак Аракелян "Снопы колхоза Гомадзор Ударница Егисабет" 1932, Национальная галерея Армении

Перед нами картина замечательного армянского художника Седрака Аракеляна. Это не просто крестьянская девушка, а ударница, то есть работает она не в своем собственном хозяйстве, а на государственных полях. Егисабет очень молода, ей на вид лет двадцать пять. Ее волосы вокрыты не простой сельской косынкой, а настоящим традиционным головным убором. Сравним с колхозницей другого мастера, Акопа Коджояна.

 Акоп Коджоян, "Женский портрет", 1935, Национальная галерея Армении

Акоп Коджоян, "Женский портрет", 1935, Национальная галерея Армении

Здесь волосы у девушки повязаны простым платком, просто, чтобы не падали на лицо во время работы, тем более, что в поле приходится постоянно наклоняться. Очевидно, что все эти работы были выполнены не столько по вдохновению, сколько по заказу от государства. Но Коджоян сделал из этого заказа подлинный шедевр. Обратите внимание - женщины на картине так похожи друг на друга, но очевидна их разница в возрасте. Мы будто смотрим на прошлое одной из них или на будущее другой. А может, это портрет одного и того человека, просто растянутый во времени?

 Седрак Рашмаджян: "Стахановка в зангезурском костюме", Национальная галерея Армении

Седрак Рашмаджян: "Стахановка в зангезурском костюме", Национальная галерея Армении

Вот еще один портрет работы Седрака Рашмаджяна. Это не просто деревенская бабушка, это стахановка, да еще в традиционном серебряном поясе, и в полном традиционном облачении. Интересен также другой портрет, работы Ерануи Асламазян. Написан он в 1946 году. 

 Ерануи Асламалян "Мать-героиня доярка Тамара Саакян" 1946, Национальная галерея Армении 

Ерануи Асламалян "Мать-героиня доярка Тамара Саакян" 1946, Национальная галерея Армении 

Как мы видим, от настоящего, полного тараза у матери-героини остался лишь головной убор. Любая другая советская женщина ее возраста могла быть одета точно также: юбка, кофта и жакет. Но платок на ее голове повязан по-старинке, он закрывает шею. Сверху накинут еще один, другого цвета. Интересно сочетание украшений героини и ее медалей. Но это все 1946 год, а вот кого изобразила Арпеник Налбандян в 1962.

 Арпеник Налбандян, "Зангезурка", 1962

Арпеник Налбандян, "Зангезурка", 1962

Как мы видим, эта женщина средних лет, по возрасту она должна была успеть побыть пионеркой. Как так вышло, что она встретила ереванскую художницу в полном облачении? Конечно, можно предположить, что Арпеник Налбандян попросила ее переодеться, но в этом костюме слишком много точных деталей, здесь мы видим даже подвески головного убора там, где им полагается быть, не говоря уже о самом таразе. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Колхозницы в таразе