"Тбилисская неделя" пишет о настоящем «калакели» Михаиле Татевосове

"Тбилисская неделя" пишет о настоящем «калакели» Михаиле Татевосове

Армянский музей Москвы предлагает вам прочитать замечательный очерк грузинской журналистки Додо Ахвледиани под названием "Грузинский армянин или армянский грузин – настоящий «калакели» Михаил Татевосов".  О тбилисце в 8 поколении Михаиле Семеновиче Татевосове. 

 Михаил Семенович Татевосов

Михаил Семенович Татевосов

Его можно представить как ученого, доктора психологических наук, или как журналиста и общественного деятеля, бывшего директора школы, председателя общества «Союз армян Тбилиси», лауреата Международной пушкинской премии. Но самым лучшим определением следует считать звание «настоящий тбилисец» — Михаил Татевосов.

Обычного интервью в формате «вопрос-ответ» с Михаилом не получилось. Этот человек – живой летописец, знаток уймы тбилисских историй, так захватывающе рассказывал об интересных фактах не только из своей жизни, но и о событиях, произошедших во времена его предков, что о настоящей цели своего визита вспомнила к концу встречи. И все равно, разместить в одной статье то, что услышала от Михаила, кажется, будет не под силу даже опытному журналисту. К счастью, Михаил собирается писать книгу воспоминаний, и могу представить заранее, какой объемистым она будет, если удастся вместить весь этот богатый материал. Попробуем хоть частично ознакомиться с почетными лицами из родни Михаила Татевосова, которые заслуживают места в его будущей книге. В первую очередь, следует назвать прадеда Михаила, Самвела Шахпароняна – одного из основателей школы гинекологии в Грузии. В его доме на улице Джапаридзе, 13 до 1946 года функционировал роддом. Там же, во дворе, в небольшом флигеле, останавливались на время родственники рожениц, приезжающие из других районов. А после 1946 года флигель принял совсем иных жильцов. Самвел отдал его семье Константина Гамсахурдиа до той поры, пока будет построен их дом, знаменитый «Колхури кошки». В 1951 году, распрощавшись с Гамсахурдиа, Самвел подарил ему большое зеркало. Возможно, оно и сейчас висит в гамсахурдиевском доме.

Надо отдать должное родителям Михаила, и выразить благодарность – они воспитали действительно честного, порядочного человека. От отца, Семена, полковника военной службы, нельзя было не научиться дисциплинированности, нетерпимости к нарушениям и несправедливости, ответственности в любых делах. Доктором химических наук, как мать, Михаил не стал, но не менее значительным является и его звание доктора психологических наук.

Уважаемыми и достопочтенными людьми были и родственники жены Михаила. Дед, Баграт Николаевич Арутюнов, Герой социалистического труда, в годы войны (1941-45 гг.) – первый заместитель наркома путей сообщения, человек с богатой биографией, прошедший путь от слесаря механического завода до заместителя министра черной металлургии по транспорту. Был директором Тбилисского паровозоремонтного завода, начальником Закавказской железной дороги. Под его руководством решались неотложные вопросы на самых сложных участках железнодорожной сети во время войны (вывоз хлеба из Сталинградской области, перевозка нефтегрузов к фронту и на нефтеперерабатывающие заводы, переправа эвакогрузов и т.д.). Имел звание вице-генерала – директора путей сообщения. После войны возглавлял Кавказский округ железных дорог.

Одной из значительных фигур в партийной жизни республики являлся дядя жены Михаила – Серго Ишханов, первый секретарь горкома, а затем секретарь ЦК КП Грузии при Кандиде Чарквиани.

Михаил по крупицам собирал факты и истории, связанные как со своими, так и с родственниками жены, чтобы отдать должное их заслугам и почтить память, предоставив им место в своей будущей книге.

Теперь самое время представить моего приятного и словоохотливого собеседника. Кроме того, что Михаил бережно относится к прошлому и старается сохранить в памяти поколений все самое лучшее, чем могут гордиться тбилисские армяне, он, как представитель общества «Союз армян Тбилиси» и член Совета национальных меньшинств при Народном защитнике, прилагает максимальные усилия для сохранения культурного наследия, созданного армянами за все время их проживания в Тбилиси, в Грузии, борется за продолжение традиций культурных взаимосвязей и человеческих отношений, давным-давно установившихся между грузинами и армянами. Делая акцент на «тбилисских армян», Михаил подчеркивал их особое отношение к Тбилиси.

 Михаил Татевосов ввел в русской школе Тбилиси обучение некоторых предметов на грузинском языке. Фото "Тбилисская неделя"

Михаил Татевосов ввел в русской школе Тбилиси обучение некоторых предметов на грузинском языке. Фото "Тбилисская неделя"

«Если мы не будем противостоять потоку несправедливых обвинений, касающихся наших, и не только наших, вековых отношений, нажиму, грязных слухов, то потеряешь главные качества, чем издавна славилась Грузия – толерантность, терпимость, умение понимать и разделять чужие радости и горести. Еще никогда злоба и ненависть не приносили никому счастья».

 

Михаилу не надо напоминать, что означают для тбилисца слова «дружба», «любовь», «уважение», «братство».

Тбилисец в восьмом поколении, выросший в многонациональном городе, сололакский старожил, гордо заявляет, что он из семьи «мокалакееби» (горожане) и знает, какой это почет для любого жителя Тбилиси.

После окончания тбилисской 43-й школы в 1961 году, Михаил вместо вуза отправился работать на авиационный завод. «Все ребята решили трудиться, а я что, хуже? Не хотел перед друзьями  ударять лицом в грязь, и свои силы решил попробовать. Поработал токарем, а позже поступил на русский филологический факультет Тбилисского государственного университета, но со второго курса ушел в армию. Настойчиво требовал отправить меня во Вьетнам, и добился, что в составе авиационного соединения отправился исполнять интернациональный долг. Вернувшись, восстановился на втором курсе филфака, продолжил учебы и там же встретил свою будущую жену Варю. Вот с тех пор мы делим наши общие радости и проблемы. Нам преподавали настоящие корифеи науки: Н.Орловская, В.Шадури, М.Лорткипанидзе, Г.Ахвледиани, Н.Натадзе, А.Алексидзе…».

Окончив университет, в 1970-73 годы Михаил работал в тбилисской средней школе №107 учителем русского языка и замдиректора, а с 1973 до 2002 года служил главным специалистом в Тбилисском городском управлении народного образования. Долгие годы общения с детьми, работа в школе вызвали желание поглубже вникнуть в психологию подростков. Михаил поступил в аспирантуру заочного отделения НИИ детской и подростковой психологии Академии педагогических наук СССР, защитил в 1985 году кандидатскую, а в 1994 году – докторскую диссертацию.

Не надо думать, что деятельность Михаила ограничивалась лишь педагогической сферой. Он активно участвовал в общественной жизни: учредил общественную организацию «Союз армян Тбилиси», сотрудничал с газетой «Ноев ковчег», был ее спецкором по Грузии; удостоился звания лауреата Международной пушкинской премии. Напомним, что Михаил заслуженно имеет и звания «Лучший учитель года», «Отличник образования».

В 2002 году Михаил был назначен директором 98-ой русской школы им. Саят-Нова. На сегодняшний день это единственная русская школа в Тбилиси. Ее называли «школой Татевосова». Президент Грузии М.Саакашвили и министр образования К.Ломая отзывались о ней как о «локомотиве реформ» и считали символом того, что было сделано за годы «революции роз». Об этом говорил президент на открытии нового здания школы в 2005 году. А что было потом, рассказывает Михаил:

«Я оказался «первым» во многих начинаниях. Первый, кто ввел в русской школе обучение некоторых предметов на грузинском языке (история, география Грузии), обязал один день в неделе общаться только на грузинском языке, предложил на добровольной основе изучать армянский язык, — в школе учились дети 15-ти национальностей, и не все знали эти языки. Я устроил «День грузинского языка» в Армянском театре им. С.Шаумяна и собрал полный зал. Шутили потом: «отправь Татевосова в Россию, через год вся Россия на грузинском будет разговаривать». И я был первым (дай бог, чтобы единственным) директором школы за всю историю образования в Грузии, заключенным в тюрьму. Начну сначала: когда началось строительство храма Самеба, нашу школу, которая находилась в том месте, где сейчас начинается главная лестница к храму, пришлось демонтировать. Естественно, никакого сопротивления с моей стороны не было. Просто я поставил условие, чтобы через год неподалеку построили новую школу, а до той поры приютились в здании бывшего военкомата. Школу действительно построили, как обещали – настоящий дворец, с красивым садом. Единственная школа, где был установлен лифт. На открытии присутствовали сам президент и министр образования, собралось множество гостей. Для меня это было как рождение ребенка. Я же днем и ночью находился на строительстве. И вдруг, через год…»

Через год Михаила «попросили» объединиться с другой школой, а здание освободить в угоду некоему бизнесмену. Категорический отказ повлек за собой снятие с должности директора, а когда педагоги, родители, общественность выступили с требованием вернуть своего директора в школу и собрали в поддержку более 13 000 подписей, Михаила, за нарушение общественного порядка и подстрекательство, осудили на два года и заключили в Ортачальскую тюрьму. Под нажимом общественности Михаил Саакашвили освоодил Михаила Татевосова через четыре с половиной месяца. Но в школу он больше не вернулся, уехал в Москву, к дочери. Вернувшись в Тбилиси, занялся журналистской и общественной деятельностью. А знаменитая школа Татевосова так и стоит на ул. Марткопской. Слева от метро «Авлабари» дорога ведет к храму Самеба, справа – к 98-й школе.

Общественная работа Михаила в первую очередь связана с деятельностью, созданного им общества «Союз армян Тбилиси».

«Мы провели очень много мероприятий относительно грузино-армянских отношений, культурного наследия армян, взаимосвязей с другими общинами. Уже несколько лет проводится конкурс «Рыцарь толерантности». В прошлом году мы присудили это звание Центру азербайджанской культуры им. Ахундова, а в этом году – Музею истории еврейско-грузинской дружбы. Мы объединяем друзей всех национальностей и никому не позволим погубить те отношения, что складывались между нами веками».

Михаил назвал несколько проектов, которые уже осуществились при содействии общества. Это – присвоение статуса памятника культуры Ходжеванкскому пантеону, где покоятся видные армянские деятели. По инициативе «союза» установили мемориальные доски академику В.Амбарцумяну, писателям Г.Сундукяну и Раффи, меценату М.Арамянцу. В будущем предполагается открыть памятные доски еще и другим известным армянам: Исаю Питоеву, по инициативе и при помощи которого был построен нынешний театр им.Руставели (арх. К.Татищев и А.Шимкевич); архитектору Павлу Зурабову, по проекту которого построены здания Национальной библиотеки, «Лечкомбината», больницы скорой помощи на ул. Узнадзе; Михаилу Оганджанову – автору проектов зданий Национального банка Грузии, бывшей детской больницы на ул. Зубалашвили и знаменитого роскошного особняка «Мадам Бозарджянц» — дома на ул. Чонкадзе. «Это наша общая память, общая культура и мы обязаны беречь, чтить ее», — так считает Михаил.

Еще один проект, осуществленный обществом – это открытие Центра армянской культуры им. О.Туманяна в его квартире, где до некоторых времен проживала его внучка и находилась богатая библиотека. Квартиру хотели купить турецкие предприниматели для общежития турецких рабочих, но благодаря памяти экс-мэра г. Гюмри Вардана Гукасяна и фонда IDeA Рубена Варданяна, которые выкупили дом, удалось открыть Дом-музей О.Туманяна. Теперь там проводятся различные мероприятия. Еще о многом вспоминал Михаил, только о тех месяцах, проведенных в тюрьме, не хотел распространяться. «Видел то, о чем лучше не вспоминать, но там же и понял цену настоящей мужской дружбы».

 Фото "Тбилисская неделя"

Фото "Тбилисская неделя"

О чем думает, отчего болит сердце у Михаила?

«Оттого, что земля грузинская – а она и моя тоже, так же дорога, как любому грузину – становится достоянием чужестранцев. Они, особенно арабы, скупают дома, землю. А грузины уезжают и дети, рожденные, выросшее в чужих странах, забывают родной язык, им потом, даже если вернутся, трудно будет найти свое место. Не хочу, чтобы опустели горные районы – это означает незащищенность границ. Кто лучше местных жителей знал каждую тропинку, каждый проход? Болит, конечно, сердце, что население Грузии за последние 20 лет уменьшилось на 30%. Я – армянин, но я – тбилисец, и так же болею за будущее Грузии, как и все, кто испокон веков проживая в этой благодатной стране, знает цену дружбы и любви, царящей здесь».

И пусть не обвинят Михаила в неискренности – он действительно непритворен, потому что Михаил Татевосов – армянский грузин или грузинский армянин, называйте, как хотите, — тбилисский старожил, «мокалаке».

Додо АХВЛЕДИАНИ.

 

"Тбилисская неделя" пишет о настоящем «калакели» Михаиле Татевосове