“Шпионы” в горах и бдительные армянские пастухи
 Адриано Алпаго-Новелло. Фото из архива автора 

Адриано Алпаго-Новелло. Фото из архива автора 

Середина шестидесятых годов прошлого века. Иностранцы еще не в диковинку, но все же еще не частые гости в республике. Приехала группа итальянских архитекторов для изучения исторических памятников. Возглавляет ее худой как жердь Адриано Алпаго-Новелло, будущая знаменитость, профессор и прочее, прочее. Два его спутника – армяне. Армен Манукян – молодой парень, ни слова не понимающий по-армянски. Арутюн Казанчян – пожилой мужчина, профессор Миланского университета, инженер-конструктор, защитивший впоследствии диссертацию о конструктивных особенностях храма Звартноц, и приславший ее мне в виде монографии. Хорошо владеет родным языком и служит связующим звеном между итальянцами и нами. Мы – это группа молодых архитекторов института “Ереванпроект”, прикрепленные к гостям, чтобы сопровождать их в поездках по Армении. Каждый день кто-то из нас отправляется с итальянцами на обмеры к очередному историческому памятнику.

В один из дней я сопровождаю итальянцев в поездке к крепостному комплексу Амберд, что на склонах Арагаца. Машина довозит нас до места немного  выше Бюракана, где находится знаменитая обсерватория. Мы направляемся пешком на запад, договорившись с водителем, что он часа через четыре приедет сюда же за нами. Впереди – семь километров пути “по долинам и по взгорьям”. Погода портится, на небо набегают  тучи, подул холодный ветер. Адриано и Армен убегают вперед, чтобы успеть снять натуру при солнечном освещении, и вскоре скрываются из виду.

 

 Крепость Амберд

Крепость Амберд

Мы с Казанчяном бредем вослед, беседуя о различиях институтского преподавания у нас и в Италии. Проходим ореховую рощу. Слышим впереди шум, громкий собачий лай. Ускоряем шаг, и нашим глазам открывается следующая картина. Наши растерянные спутники стоят в окружении пастухов, которые сдерживают рвущихся с цепи огромных псов. Вокруг – отара блеющих овец. Подбегаем к ним.

- Что случилось?!

- Шпионов поймали,- невозмутимо отвечает один из пастухов.

Я было открыл рот, но оценил ситуацию с точки зрения пастухов. Безлюдная местность, шеренги радиоантенн Бюраканского комплекса и два человека, увешанные фотоаппаратурой и говорящие на чужом языке.

- Да что вы, ребята, - миролюбиво говорю я. -Это – наши итальянские друзья, архитекторы, идем к Амберду, чтобы сделать фотографии для книги.

Альбом , изданный в Милане (1).jpg

- А сам-то ты кто? – вдруг ехидно интересуется пастух.

Вот так сюжет!  На счастье со мной был мой “молоткастый и серпастый”. Придирчиво изучив его и сверившись с “оригиналом”, пастухи нас отпустили с миром. Дальше шли все вместе, обсуждая перипетии происшедшего.

И вот перед нами через ущелье  сам величественный Амберд.

 

- Дальше не пойду, устал – говорит Казанчян у обрыва, отделяющего нас от крепости. – Здесь на камне посижу. А вы идите.

Мы втроем резво форсируем ущелье. Не буду рассказывать, как мы общались, не понимая друг друга. Международный язык жестов и знаков и понятные архитекторам термины позволял нам успешно осуществлять съемку.

 

Шли часы, пора было возвращаться. Казанчян что-то прокричал нам и жестами показал, что возвращается в Бюракан. Мы тоже жестами дали ему понять, что съемку закончили и собираем аппаратуру.

И тут солнце, то прячущееся за облака, то нехотя выглядывающее, засияло во всю силу, явив скрытое до этого многоцветье и свежесть альпийской природы. Адриано и Армен издали ликующий вопль и наскоро перезарядив фотоаппараты, ринулись снимать по новой.

День клонилось к закату, когда мы, довольные проделанной работой, двинулись к тому месту, где нас, очевидно, заждался в машине Казанчян. Вдруг на горизонте замаячила группа людей, донесся собачий лай, крики. Неужели опять пастухи? Наверное Казанчяна поймали! И кинулись бежать. Люди, бежавшие навстречу, тоже ускорили бег.

- Что случилось?!

- Что случилось?!

-Ничего,- растерянно ответил я. И только сейчас мы заметили среди знакомых лиц милиционеров с собаками. 

- У нас тоже ничего, - ответили они.

Когда недоразумение выяснилось, все начали громко смеяться.

А было все так. Казанчян долго ждал нас в условленном месте. Он же видел, что мы уже укладывали аппаратуру и собирались возвращаться. Потом решил, что нас по дороге снова поймали пастухи или мы заблудились. Велел водителю ехать в Бюракан, где сообщил в милиции о происшествии, они и отправились искать нас с собаками в горах…

Ах, какой замечательный альбом “Амберд” издали вскоре в Милане. А я, каждый раз листая его, вспоминаю это смешное происшествие и то, что здорово простудился на холодном ветру тогда в горах.

 

 

 

 

“Шпионы” в горах и бдительные армянские пастухи