Хлеб, виноградная лоза… пули…

Документальную ленту «Айгепар» представили режиссер Аракси Мурадова, продюсер Мариам Кочарян в Армянской студенческой ассоциации МГУ им. М. В. Ломоносова.

Тишина и нежность мира в этих кадрах, конечно, есть — в снеге, покрывшем склоны приграничного армянского села в Тавушской области, расположенном в 70 километрах от Арцаха (Нагорного Карабаха), в улыбках сельчан, в надежде, остающейся за кадром.

Режиссер «Айгепара», выпускница факультета журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова Аракси Мурадова в этой сильной, смелой ленте дает чувство преемственности и связанности между журналистами, документалистами разных стран СНГ и Балтии, которая рвалась в эти непростые годы перестроек, локальных войн, кровавых социально-политических трансформаций.

Кажется, с 1990 годов, когда мы видели трагические кадры из Вильнюса и Степанакерта, Оша и Сумгаита, как будто прервалась эта тема военной кинопублицистики.

Хронометраж ленты Аракси Мурадовой и Мариам Кочарян всего 28 минут. Каждая секунда этого повествования будет держать в напряжении и страхе всех, кто увидит «изнанку» мира, чья «гармония не знает границ». Здесь своя «космогония», свои точки отсчета времени и своя практика реинкарнации: «Если услышал звук, значит, ты жив».

АЙГЕПАР 6.jpg

Небо, прошиваемое не блеском звезд, хвостами комет, а прекращающимися лишь на время очередями снарядов, здесь не на стороне 600 жителей армянской деревни. На их стороне воюют древние камни, служащие укрытием камерного, сужающегося мира; виноградные лозы, куда можно бежать, хотя в каждом доме есть бомбоубежище. Воюет музыка, которую включают погромче, когда детям в детском саде очень страшно.

Режиссер фильма Аракси Мурадова

Главным героем «Айгепара» стал сельский староста — гюхапет Андраник Айдинян. Вместе с теми, кто доверяет ему жизнь, от маленького ребенка до старика, он ежедневно совершает бытовой подвиг. Не обходится это драматическое действие и без армянского юмора. Одна из героинь фильма рассказывает о том, как из Москвы привез ее муж в Айгепар, а не в Ереван, как обещал. В кадрах люди, которые живут здесь всю жизнь или почти 30 лет — свидетели карабахских и тавушских событий — вторые, увы, не имеют статуса «замороженного конфликта».

И это — не единственное село, живущее, как сказал бы Ремарк, «наизнос, как бархатный лоскут в коробке с лезвиями», из которого, конечно, уезжает почти вся молодежь. Но есть и те молодые мужчины, которые заключают военный контракт и остаются на родной земле, чтобы ее не предавать, а еще — чтобы никто не смог обвинить их в трусости и малодушии. Таких сел здесь несколько: среди них Мовсес, Чинари, Неркин Кармирахбюр, Вазашен, Варагаван.

Мариам Кочарян рассказала, что вообще-то в Айгепар они приехали почти случайно, по ошибке. Однажды Мариам и Аракси разговорились о том, где будут проводить отпуск. Решили, что нужно ехать не на море, а в приграничье. Сначала была договоренность с гюхапетом села Паравакар, но позже он решил, что такие съемки будут очень опасны для жизни журналистов. Вторым местом могло стать село Мовсесгех. Но третий член команды — режиссер Андрей Райкин решил, что и это село слишком приближено к азербайджанским постам. Так судьба привела их в Айгепар, но это село находится еще в больше опасной простреливаемой зоне — в 11 километрах от близлежащего города Берд, реалии его описаны Наринэ Абгарян в книге «Дальше жить».

Здесь нет возможности даже ходить по улицам. Жители проезжают на машинах или выходят ночью, когда нет света — а фонари здесь не включают.

Аракси, Мариам и режиссер, шеф-редактор Дирекции информационных программ телеканала «Культура» Андрей Райкин прожили в Айгепаре три дня. Действительный член Евразийской академии телевидения и радио, член Союза журналистов России Андрей Максович Райкин поддержал создателей не только как старший коллега, но и как руководитель кинокомпании «Ellipse» для того, чтобы у ленты сложилась фестивальная судьба. Авторы «Айгепара» намерены представить свою работу на ряде фестивалей о правах человека, например, «Сталкере».

Лента также была поддержана армянским телеканалом H3 TV Armenia (Ереван).

Разрушенные дома от снарядов минометов — это, конечно, не будни Айгепара, но, если это случается, об этом моментально узнает весь армянский мир. Всеармянский фонд «Айастан» помогает людям обрести новое жилье. И все же «живые мишени» таковыми себя не считают — здесь просто еще чаще, чем в других регионах страны, звучат слова «Армения», «армянин», «наша земля».

Слово «враг» здесь тоже стараются не говорить, особенно при детях. Говорят: «соседи», «наши опасные соседи»… Которые могут иной раз работать в Айгепаре группами в двадцать человек на строительстве.

Аракси, работающая в благотворительном фонде реабилитации детей, перенесших тяжелые заболевания, «Шередарь», и Мариам не прерывают свою связь с жителями Айгепара. Для многих семей Шамшадинского района благодаря им теперь собирается детская одежда и канцелярские товары, но даже это не главное: жизнь Айгепара и других прифронтовых сел становятся восполняемой внешним миром.

После участия в кинофестивалях ленту можно будет увидеть в интернете в свободном доступе. Сегодня Армянский музей Москвы предлагает вам сюжет, снятый журналистами канала «Еркир».

Хлеб, виноградная лоза… пули…