Как действительно изменить систему и построить новую Армению?

Как действительно изменить систему и построить новую Армению?
  Арег Галстян – кандидат исторических наук, постоянный автор/эксперт журналов The National Interest, Forbes, The Hill и The American Thinker. 

Арег Галстян – кандидат исторических наук, постоянный автор/эксперт журналов The National Interest, Forbes, The Hill и The American Thinker. 

Армянский музей Москвы приглашает вас прочитать размышления Арега Галстяна. 

Нынешний кризис полностью поглотил мои мысли. Как армянин я посчитал своим долгом делать аналитику для российских и зарубежных информационно-аналитических изданий. Несмотря на общенациональную эйфорию, которая вполне заслужена и понятна, имеется и понимание необходимости холодного анализа. 

Я бы хотел остановиться на анализе фундаментальных факторов, которые стоят выше этой борьбы, и от которых зависят среднесрочные и долгосрочные перспективы армянской нации и государственности. Многие эксперты (отчасти и ваш покорный слуга) отвлеклись на царящие в стране страсти и забыли о том, что любой процесс необходимо рассматривать в динамике и с прагматичным пониманием многих X и Y. 

Основой внутренней стабильности является здоровая конкуренция политических сил (организованное меньшинство), ориентированных на свою часть электората (неорганизованное большинство). 



Партия – это политическая единица, основанная на неизменных ценностях, которые становятся фундаментом для конкуренции с другими силами в борьбе за умы и сердца народа.  В армянской действительности сформировалась принципиально иная конструкция, в которой движущей силой стали интересы феодально-олигархических групп интересов. Политический слой создавался на основе межличностных взаимоотношений, что постепенно породило тесную взаимозависимость. Ценностный компонент был опущен, неорганизованное большинство проигнорировано. Единственной идеей стало стремление к материальному обогащению, а воспроизводство власти рассматривалось как гарантия сохранения природной сущности системы. 

Республиканская партия создана как правая консервативная сила, а в основе ее идеологии стоят идеи «Цехакрона» Гарегина Нжде. Однако возникает вопрос: как в стране с 25 летней историей независимости вообще может быть партия консервативного толка? Не нужно быть аналитиком и политтехнологом, чтобы понимать, что задача консерваторов заключается в консервировании (сохранении определенных вещей в неизменном состоянии). Отсюда следует еще один вопрос: что представители этой партии собирались консервировать, если в республике даже не успели сформироваться традиции власти, гражданское общество и стратегическая политическая культура. Все внутриполитическое поле страны – это сплошные парадоксы и противоречия. Достаточно заметить, что левая социал-революционная партия «Дашнакцутюн», которая традиционно далеко неоднозначно относилась к идеям Нжде, входит в коалицию с правыми националистами РПА, исповедующими «Цехакронизм и Нждеизм». 

«Процветающая Армения» взяла направление на такую сложную ценностную базу, как либеральный консерватизм, который с трудом приживается даже в странах с вековыми политическими традициями и властной культурой. Центристы из Армянского национального конгресса идут с революционными программами и лозунгами, которые никак не ориентированы на «центр» (да и сложно сказать, имеется ли этот «центральный электорат» вообще). 

По сути, сегодня мы имеем только две группы в стране – феодал-олигархат и народ. Каждая из этих групп живет своей жизнью, своими правилами и своими интересами, а государство превращено в обычные физические границы совместного сосуществования. 

Подпорка системы – это силовые структуры. Каждая узкая группа в системе заинтересована в сильном и укрепленном силовом блоке (слабая подпорка всегда является главной угрозой). Исходя из этого, не совсем понятно, в чем смысл нынешних споров о том, кто будет временным премьер-министром. Сейчас Никол Пашинян получил поддержку от «Процветающей Армении» и «Дашнакцутюн» - двух элементов системы, и теперь вопрос о его назначении зависит от голосов Республиканской партии – основной силы системы. Иными словами, достижение краткосрочной задачи (взятия временного поста) целиком и полностью зависит от политической воли тех же самых системных сил.   

В подобной конструкции на первую роль выходит не партийная дисциплина, а формальные и неформальные взаимосвязи членов всех трех партий. Представители этих сил имеют родственные отношения (династические браки), совместные бизнес-интересы и общие тайны. Лично я исключаю сценарий, при котором подобная система (и не только в Армении) пойдет на уступки без получения железобетонных гарантий (к примеру, сохранение силового блока неизменным). Нельзя убирать из уравнения и внешние центры, обладающие серьезным влиянием на внутренние процессы в стране. Основной кредитор в лице коллективного «Запада» озабочен платежеспособностью страны по внешнему долгу, который приближается к 7 млрд долларам (примерно 58% от ВВП). 

Россия беспокоится о сохранении своего влияния (членство Армении в ЕАЭС и ОДКБ, военная база, объединенная система ПВО и др.), а Иран не хочет видеть в стране какие-либо западные элементы и т.д. Пока у армянской стороны остается неразрешенный арцахский вопрос (международное признание) и сохраняется серьезная военно-политическая и экономическая зависимость от внешнего мира, разобраться с фундаментальными задачами будет крайне проблематично. 

В среднесрочной перспективе я вижу необходимость в следующих шагах. 

Первое – кардинальное изменение системы среднего и высшего образования в стране. Настоящий слом системы последует только в случае прививания ценностного базиса новому поколению. В данном направлении нужно сформировать школу армянской политической мысли, которая будет обеспечивать страну необходимыми кадрами. 

Реальная и стратегически мыслящая оппозиция должна понять, что главное оружие борьбы с прогнившей реальностью – это не силовые структуры, а министерство образования. Необходимо добиться большого коридора возможностей, и новые кадры новой системы образования со временем заполнят все структуры в стране. Важно начать строить новое будущее с образования уже сейчас, иначе оно будет потеряно, и бархатная революция потеряет свое значение. 

Второе – стратегическая и точечная репатриация. Так сложилось, что наш основной человеческий капитал, имеющий фантастический потенциал, разбросан по всему миру и служит интересам других стран. Необходимо взять на вооружение опыт ирландцев, евреев и поляков и разработать программы по работе с общинами. Я вижу три основных направления: массовая репатриация, селекционная и лоббистская. В первом случае мы разбавляем постсоветскую реальность армянами, которые являются носителями разных общественно-политических культур. Селекционный отбор должен быть направлен на заполнение пустующих «дыр» профессионалами с большим опытом и широкими международными связями. И последнее – взращивание на местах армяноцентричных лоббистов, способных защищать национальные интересы Армении на международном уровне. Таким образом, я твердо убежден, что для строительства новой Армении нужно получить два министерства – образования и диаспоры.           
 

ИСТОЧНИК: mediamax.am

Как действительно изменить систему и построить новую Армению?