Эпоха Карена Демирчяна: «хвала и честь Демирчяну и народу, породившему его»

Эпоха Карена Демирчяна: «хвала и честь Демирчяну и народу, породившему его»

Карена Демирчяна всегда сопровождали любовь, уважение и признание армянского народа. В 1999 году за выдающиеся заслуги перед родиной он был посмертно удостоен звания «Национальный герой Армении».

Карен Демирчян ǁ fb.ru

Армянский государственный деятель Карен Серобович Демирчян родился 17 апреля 1932 года в Ереване. Его родители были родом из Западной Армении. Оба сироты, которые смогли спастись от турецкой резни. Они познакомились в детском приюте Александрополя (ныне Гюмри).

Из воспоминаний академика РАН Камо Демирчяна, старшего брата Карена Демирчяна, мы узнаем об их семье:

«Отец родился на берегу Евфрата, в деревне Котер Эрзрумского вилайета, недалеко от города Эрзрума. Печалясь, он рассказывал, как турки расправились с их деревней и как ему посчастливилось спастись. Вначале согнали молодых мужчин и увели в неизвестном направлении. Прошел слух, что их всех убили. Потом увели всех красивых женщин и девушек деревни. Отец с болью вспоминал, что среди них была и его сестра, красавица Сатеник. В деревне оставались только испуганные, беспомощные старики и дети. Как-то аскеры и их погнали куда-то… Обезумевшие люди оказались в западне. Впереди аскеры, за спиной — курдская чернь. Когда проходили по мосту, турки мальчиков сбрасывали в воду и стреляли в них. Отец, выросший у реки, умел плавать. Он выплыл на берег и спасся. И с ним еще 2–3 сверстника. Начались их скитания… Мальчики, перебиваясь с хлеба на воду, добрались до Аштарака, в сиротский приемник. Был конец 1915 года. Зиму они провели в приемнике, а к лету в Аштараке открылся сиротский приют. Потом их переправили в Александрополь.

Мать родилась в Ване в 1906 году в довольно богатой и образованной семье. Брат деда, получивший образование в Америке, работал в то время в Стамбуле. Там же учились двое братьев матери. Дед занимался сельским хозяйством и временами рыбачил. С началом погромов дед вместе с семьей решает покинуть Ван, прихватив и вернувшихся из Стамбула братьев матери. По дороге дед вспоминает, что оставил привязанными в яслях племенных бычков. Просит семью подождать, а сам из жалости к животным возвращается. Бабушка с детьми ждет его долго, но тщетно. Забеспокоившись, возвращается. А там муж лежит убитый. Трагедия на этом не закончилась. Турки у нее на глазах убивают остальных. Обезумевшая от горя, она просит турка, работавшего у них, избавить и ее от мучений. И турок идет ей навстречу…

Моя мама и ее младшая сестра, укрывшиеся в стоге сена, становятся свидетелями этой ужасающей сцены. В долгих скитаниях, голодные и оборванные, встречают казачий разъезд. Казаки доставляют детей в Эчмиадзин, где сдают в сиротский пункт. А там оказался Ованес Туманян с дочерьми. Поэт занимался организацией помощи беженцам и сиротам. Нашу маму он забирает с собой в Тифлис. Туманяны, продержав некоторое время маму у себя, передают ее в сиротский дом Александрополя. Мать рассказывала, что, хоть у поэта своя семья была многочисленной и жили они более чем скромно, Туманяны пригрели немало сирот и окружили их заботой.

Отец с матерью в детском доме Александрополя и познакомились. Отец был синеглазый, белокожий, стройный блондин. Еще в детстве за синие глаза и светлые волосы его прозвали „молоканин“».

В 1949 году после окончания средней школы Карен Демирчян поступил в Ереванский политехнический институт, который с отличием окончил в 1954-м, получив квалификацию инженера-механика. В том же году он переехал в Ленинград, где жил его старший брат Камо. Проработав инженером-конструктором в Ленинградском научно-исследовательском институте, Карен Демирчян уже на следующий год вернулся в Ереван и устроился на работу на электротехнический завод. На этом предприятии, ставшем для Демирчяна родным, он прошел все ступени карьерного роста — от мастера, начальника цеха до главного инженера, а затем и директора.

В 1959–1961 годах Карен Серобович учился в Высшей партийной школе в Москве, после окончания которой вернулся на свой завод в качестве главного инженера. За кратчайший срок Демирчяну удалось навести порядок в производстве, поднять трудовую дисциплину в коллективе. Впоследствии директор завода был переведен на другую работу, и на его место был назначен Демирчян.

В 1966 году, учитывая положительную работу Карена Демирчяна и организаторские способности, его выдвинули на руководящую партийную работу — он был избран секретарем Ереванского горкома партии, курирующим промышленность, строительство, транспорт и городское хозяйство. И на этой должности он проявил себя с лучшей стороны. Именно в результате целенаправленной и напряженной работы первого секретаря горкома Бадала Мурадяна и секретаря Карена Демирчяна стало возможным в сжатые сроки и в трудных условиях завершить строительство такого грандиозного по масштабам объекта, как ереванский стадион «Раздан».

В конце 1972 года на пленуме ЦК Карен Демирчян был избран секретарем ЦК Компартии Армении. За время работы секретарем ЦК Карен Демирчян имел более широкие возможности активно заниматься вопросами комплексного развития экономики республики. На заседаниях бюро, совещаниях, собраниях актива он, предварительно изучив и проанализировав положение дел на местах, выступал с разумными и дельными предложениями. Так что избрание его первым секретарем ЦК КП Армении в ноябре 1974 года было закономерным.

23 апреля 1975 года Карен Демирчян по Первому каналу национального телевидения впервые напрямую обратился к народу, разъяснив официальную позицию Армении по событиям 1915 года, и осудил власти Османской империи за Геноцид армянского народа.

Из воспоминаний бывшего секретаря ЦК и одновременно председателя Совнархоза Армении Егише Асцатряна: «На январском (1975 г.) пленуме ЦК Компартии Армении Карен Демирчян выступил с программной речью. Он подверг глубокому анализу состояние экономики республики, вскрыл причины замедления темпов ее роста, грубых нарушений дисциплины в работе партийных и государственных органов, искажений в кадровой политике, хищений государственной собственности и взяточничества. Он особо подчеркнул, что ЦК и его руководство мобилизуют все партийные и трудовые коллективы на решение поставленных перед республикой задач, единым фронтом поведут бескомпромиссную борьбу против всех негативных явлений с целью их окончательного искоренения.

Правильно оценивая создавшееся положение, К. Демирчян принял энергичные меры по восстановлению и ускорению темпов роста экономики. По его инициативе и при самом активном участии государственных, плановых органов, научных организаций, видных экономистов в кратчайшие сроки был разработан комплексный план дальнейшего развития экономики Армянской ССР. <…>

16 апреля 1975 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли совместное постановление „О дальнейшем развитии народного хозяйства Армянской ССР“, в котором предусматривалось в течение 10–15 лет обеспечить ускоренное развитие почти всех отраслей народного хозяйства республики. Полагаю, что это был один из самых важных документов советского периода, выполнение которого сыграло огромную роль в развитии республики, повышении благосостояния нашего народа. <…>

В центре внимания К. Демирчяна находились вопросы внедрения прогрессивной технологии и новой техники в промышленности и на этой основе строительства новых крупных современных предприятий. Были введены в строй Кироваканский завод электронно-вычислительной техники, Джрвежский приборостроительный завод с 70 тыс. кв. метров производственных площадей. Велось строительство таких предприятий, как „Марс“, „Аракс“ — в Ереване, „Транзистор“ — в Аштараке и многих других производственных и научно-технических объектов в различных районах республики».

Карен Демирчян был глубоко эрудированным человеком, он прекрасно понимал культуру и искусство, литературу и имел на все свое личное мнение. В дни гастролей труппы Большого театра в Ереване Демирчян принял группу артистов. Встреча длилась более часа. Гости первого секретаря были поражены глубиной его проникновения в тайны оперного искусства и тонкостью игры исполнителей. Тактично высказал он и свои претензии к либретто и партитуре. Видавшие виды Атлантов, Соткилава, Ворошило и другие, которым аплодировал весь мир, были поражены его эрудицией: не ожидали от партийного лидера столь серьезного разбора. До этого группа побывала в Баку и Тбилиси. Простившись с Демирчяном, уже на выходе из здания ЦК директор ГАБТ Лущин признался завотделом культуры ЦК Сурену Аветисяну: «Ну и ну! Этот далеко не Алиев и не Шеварднадзе. Как будто он член нашего коллектива. Как прекрасно он знает нашу кухню. Невероятно!».

Карен Демирчян и Уильям Сароян ǁ barev.today

В Армению прилетел классик киргизской литературы Чингиз Айтматов. За чашкой кофе они с Демирчяном обсуждали положение дел в литературах народов СССР, говорили о путях развития. Естественно, речь зашла о книгах Айтматова. Демирчян на память процитировал гостю отрывки из «Плахи» и «Прощай, Гюльсары» и дал обстоятельный анализ его произведений. Своим коллегам из Союза писателей Армении Айтматов задал вопрос: «Он что, и впрямь читал меня?» — и в ответ услышал: «О вашем приезде мы узнали сегодня утром. Сейчас на часах три. Как вы думаете, он успел бы за это время хотя бы полистать ваши книги?» Айтматов развел руками: «Если это и в самом деле так, хвала и честь Демирчяну и народу, породившему его».

Велики заслуги Демирчяна в бережном отношении к родному языку. Во всех конституциях союзных республик, кроме трех закавказских, в качестве государственного был закреплен русский язык. В новой Конституции в 1977 году решено было устранить это различие. Карен Серобович не побоялся испортить свои отношения с руководством страны, но своего добился — армянский язык сохранил статус государственного. Годовой тираж газет и журналов в 1988 году составил 287 млн экземпляров, из них 257 млн — на армянском языке. При Демирчяне государство финансировало выход в свет более 1500 наименований книг в год — миллионными тиражами. Киностудия «Арменфильм» выпускала по 4–5 художественных фильмов в год.

Эпоха Демирчяна, продолжавшаяся целых 14 лет, закончилась в 1988 году. Москва была недовольна беспорядками в республике, начавшимися в результате борьбы за независимость Карабаха.

Через три года, в 1991 году, Демирчян окунается в родную для себя производственную стихию: он возглавляет один из крупнейших заводов в Ереване — «Армэлектромаш». В связи с постоянными перебоями в поставке электроэнергии завод начал производить столь необходимые в тот период автономные генераторы. Восемь лет проработал Демирчян на этом предприятии.

В 1998 году, через 10 лет после своей отставки, Карен Демирчян вновь возвращается в политику, став кандидатом на выборах президента Армении. В своем предвыборном обращении к соотечественникам Демирчян писал, что «в обществе усиливается чувство безысходности, утрачивается вера в завтрашний день, утверждается атмосфера бездуховности, а разрушение экономики доходит до своей крайней степени». Немалая часть электората с воодушевлением поддержала Демирчяна, и, хотя Карен Серобович не добился победы на выборах, он доказал, что пользуется большим авторитетом в республике. Естественно, это не могло пройти бесследно. С апреля 1999 года он возглавил блок «Единство», куда вошла и учрежденная и возглавляемая Демирчяном Народная партия, а с 10 июня 1999 года он был избран спикером нового парламента, где и 27 октября 1999 года во время террористического акта в здании парламента Армении жизнь Карена Серобовича трагически оборвалась.

Источники:

1. Гамлет Мирзоян. Советские правители Армении: От Геворга Алиханяна до Сурена Арутюняна ǁ noev-kovcheg.ru.

2. Сурен Саркисян. Человек эпохи ǁ golosarmenii.am.

Эпоха Карена Демирчяна: «хвала и честь Демирчяну и народу, породившему его»