0
0

Ованнес Азнаурян

Ованнес Азнаурян

0.00

Ованес Азнаурян родился в 1974-м году. Живет в Ереване, работает программистом. Лауреат премии им Бабеля 2018, его рассказы попали в шорт-лист литературной премии «Русский Гулливер» (2015), Член Клуба писателей Кавказа. Произведения Азнауряна издавались в журналах «Литературная Армения» «Эмигрантская Лира», «Нева», «Дружба народов», «Октябрь», «Урал».

Add To Cart

отрывок из рассказа "Давидовы сны" (премия им Бабеля 2018)

Джуджеван, потом Баганис. После Баганиса – гора, которую можно обойти слева или справа. Слева дорога очень опасная, потому что бежит непосредственно вдоль границы и очень близко от нее, и тебя запросто может шлепнуть снайпер. И поэтому Давид решил объехать гору справа. Только у южной ее оконечности, там, где поворот, после моста через реку Воскепар, дорога опять впритык подходит к границе. Но совсем ненадолго...

Надя заснула. И Давид решил, пока она спит, проехать этот участок на максимальной скорости, чтоб Надя не увидела таблички с надписью «ОСТОРОЖНО. ВОЗМОЖЕН ОБСТРЕЛ». И не испугалась.

Давид сделал музыку потише и вдавил педаль газа. Он уже обогнул гору с юга, оставив слева церковь СвятойБогородицы, понесся к реке, переехал ее по мосту, заметил справа церковь Святого Саргиса, стал подниматься вверх по дугообразной дороге, в конце которой был, как знал Давид, резкий поворот в противоположную сторону, то есть направо.На этом повороте Давид и увидел едущий по встречке большой грузовик. «Какого х…я?! – подумал Давид. – Большим машинам ведь не разрешается ехать по этой дорогое. По большим машинам легче попасть снайперу... Большие машины должны ехать через Апаран!..»

Водитель грузовика помигал фарами, приветствуя Давида. Машины стали разъезжаться, и тогда Давид почувствовал – почувствовал, потом услышал – сильный удар по левому заднему крылу своей «хонды». Тогда он еще сильнее нажал на газ, мотор заревел, и машина понеслась подальше от опасного поворота.

– Что это было? – спросила Надя, не открывая глаз.

– Не волнуйтесь. Спите. Камнем выстрелило из-под колеса грузовика.

«Это был камень! Это был камень! – как заклинание повторял Давид в уме еще очень долгое время. – Конечно, камень!»

Потом пошли леса. Красные, желтые, оранжевые, зеленые. И по ним гулял молочный туман. Давид вспомнил, какоднажды сказал один его пассажир:

– Когда я раньше смотрел картины Сарьяна и Минаса, всегда думал, что это они ради некоего импрессионистического трюка рисовали так – очень красные, очень желтые, очень оранжевые, очень зеленые леса и поля. Ведь не может таких цветов быть в природе! А потом, когда в первый раз осенью поехал в Дилижан, понял, что они все правильно рисовали. Очень правильно и точно...

Во всей Тавушской области, да что там, во всей Армении была осень и шел дождь. «Кто знает, может, в Апаране сейчас и снег идет», – подумал Давид. И почему-то вспомнил, какими бывали осени и зимы в детстве. Подумал о том, что всегда не любил ни осень, ни зиму, хотя всегда бывал очарован ими. Так, наверное, и с женщинами бывает. Многих из них не любишь, но все же бываешь очарован ими.