Девятый крымский вал

Поневоле жалели, что на Айвазовского пришлось идти не в теплой, солнечной Феодосии, а мерзнуть на октябрьском холоде два-три часа. Сейчас купить электронный билет можно только на первую декаду ноября. Но нужно успевать, экспозиция через месяц уже разъедется по музеям и частным коллекциям. Я впервые увидела, как сотрудники Третьяковки раздают специально разработанную инструкцию, помогающую купить билет.

Почему-то в этот день касса работала до половины пятого, на выставку запускали раз в полчаса по 20 человек. Но люди отчаянно стояли, не смотря на предупреждение охранников, что многие не попадут. Было еще 25 счастливчиков, которые прошли после того, как была закончена последняя продажа, и так, 1-ым номером я попала на выставку.

Казалось бы, пять лет назад была в самой Феодосии, заходила даже к директору галереи Татьяне Викторовне Гайдук, которая рассказала, что галерея имеет стратегическое значение, и когда в городе выключают свет, эти проблемы  не затрагивают наследие художника. Но в самом образе Айвазовского есть что-то притягательное настолько, что мы стоим в очереди который раз, и тот, кто видел выставку в этом июле. Даже сам великий Уильям Тёрнер, который высоко оценил творчество российского мариниста, был не так востребован в свое время на выставке на Волхонке.

Попадая в эти залы, человек как будто временно отрезается от внешнего мира. Божественный свет с полотен наполняет собой всю здешнюю атмосферу. В начале посещения вас встречает самый знаменитый портрет художника работы Алексея Васильевича Тыранова. Многие посетители просто оглушены, двигаются медленно и подолгу замирают у полотен, дети что-то записывают в тетрадях, заслушиваясь рассказами экскурсоводов… Особенно долго стоят у «Всемирного потопа» и «Девятого вала», «Утра на морском берегу. Судак», где розовый свет уже прогрет. Обычно Айвазовский предпочитал вставать раньше, когда небо было нежно-опаловым, теплым, молочным.  

Экспозиция состоит из нескольких тематических разделов, они и позволяют увидеть то, что опровергает расхожие домыслы о творчестве художника. Что он повторялся и исписался. Айвазовский менялся всю жизнь. Это видно даже по формальному признаку – мало, кто знает, что он также искусно писал снег. В его работах не только дух романтизма, но и приметы символизма и даже модерна, к которому он обратился за год до смерти. В совершенно новой эстетике создано полотно, посвященное Александру Сергеевичу Пушкину на Кавказе. Айвазовский навсегда запомнил их встречу на академической выставке в сентябре 1836 года. Жить Пушкину оставалось три месяца, он приехал в Академию художеств с женой. Айвазовского, получившего  золотую медаль в том году, подвели к поэту, и они долго говорили...

Просто удивительно, что можно было постоять у полотна и смотреть на него глазами Достоевского. Полотно, представленное на Крымском валу из запасников Царскосельского музея, называется «Буря под Евпаторией. 2 ноября 1854 года». Увидев его, Федор Михайлович говорил: «В его буре есть упоение, есть вечная красота…»

Одна из сквозным тем, к которой постоянно обращался Айвазовский – гибель кораблей. Для него легендарные мореплавательные судна обретают высшую судьбу, как исключительные герои истории. Погибшие призраки-корабли уходят в густой туман. Среди них «12 апостолов», макет линейного корабля тоже представлен здесь. Входил в состав Черноморского флота, принимал участие в обороне Севастополя, в ходе которой в феврале 1855 был затоплен. Осенью 1861 года после неудачной попытки подъёма взорван. Айвазовский принимает позицию адмирала Нахимова, который предлагал абордажный бой и сражение до последнего матроса. Но история распорядилась так, что к его мнению не стали прислушиваться: люди нужны были живыми, чтобы защищать Севастополь на суше. Так было потоплено у береговой линии множество русских кораблей, чтобы враг не смог подступиться.

Еще одно гениальное полотно мастера заставляет задержаться - «Гибель корабля Лефорт», картина была написана в 1858 году. 10 сентября 1857 года во время шторма в Балтийском море развалился на части и мгновенно пошел ко дну 64-пушечный линейный корабль «Лефорт». Корабль направлялся из Ревеля на зимовку в Кронштадт. Погибли все, кто находился на военном корабле — 841 человек, в том числе 53 женщины и 17 детей.

Гибель «Лефорта» потрясла всю Россию. Ивану Константиновичу заказали создать шедевр памяти жертв, думая, что он в который раз сделает огромное полотно с детальной проработкой. Но художник отказался от этого шага. Впервые в жизни он выступил символистом, наполняя пространство небольшого полотна темными фигурами мучеников, которые возвышаются к эманации Всевышнего.

Не смотря на различные художественные решения, Айвазовский был часто верен принципу исторической достоверности. Кстати, в начале XX века в память жертв катастрофы были установлены мемориальные доски из черного мрамора в Морском соборе в Кронштадте. В храме хранилась икона Спасителя, простирающего руки к кораблю «Лефорт». Перед ней горела лампада, сделанная в виде кормы корабля…

120 живописных работ и 55 рисунков и акварелей. Альбом великого князя Константина Николаевича с рисунками и акварелями Айвазовского, представленный Российским государственным архивом литературы и искусства. На выставке также можно увидеть фотографии, поздравительные адреса к творческим юбилейным датам, а также Дворянскую грамоту, пожалованную художнику императором Александром II в 1864 году, из отдела рукописей Третьяковки. А ведь при жизни художника Третьяковка закупила только три его полотна, меценату были милее саврасовские лужи, чем водная стихия, написанная с такой силой и экспрессией, чтобы зритель мог пребывать в напряжении и дух его работал.  

И вот двести лет помимо произведений из Государственной Третьяковской галереи и Русского музея, Феодосийской галереи на выставке были представлены полотна из Национальной галереи Армении, Центрального военно-морского музея. Из пригородных музеев-заповедников Петербурга, работы из Ярославля, Самары…

Девятый крымский вал