Tigran Harutyunyan

Кинодокументалист Ашот Джазоян снимает будни метростроевцев

Tigran Harutyunyan
Кинодокументалист Ашот Джазоян снимает будни метростроевцев

Телеэнциклопедию московской жизни в своем авторском проекте на НТВ создал известный документалист, президент Медиаконгресса журналистов Европы и Азии Ашот Джазоян. Вообще-то цикл коротких динамичных историй хронометражом всего в минуту называется «Я живу в России», его персонажи живут в разных регионах нашей страны. Он почти два месяца представляет телезрителям людей-созидателей, соль русской земли.

Когда же было внесено это противоречие, что Москва – столица России, но по сути не является ею, кто теперь скажет. Часто слышится мнение, что москвичи настолько оторваны от земных реалий, что и русскими их называть нельзя. Ашот Джазоян в своем авторском проекте сразу отказался от желания показать москвича как почти чуждого русскому духу человека. Никаких офисных работников и менеджеров, никаких вип-персон, спешащих на бизнес-разъезды. В его минифильмах о столичных строителях, реставраторах, проектировщиках, циркачах, учителях и пекарях и появляется одна на всех правда русского человека, которого принято называть «простым». Именно он и стал после распада СССР изгоем из телепередач и новостей. Это сюжеты названы предельно просто – «Акробаты», «Дрессировщик», «Кузнец Геннадий Новоселов», «Изготовление свечей», «Пекарня», «Балалайка», «Строительство метро». Но их герои показаны с такой любовью, уважением и бережностью к их каждой эмоции, что у нас рождается чувство Москвы уютной. Ту, которую мы не осознаем. Потому что видим и ощущаем, как правило, скорость и поточное движение машин, вагонов, ног… Да, Джазоян тоже показывает скорость с помощью искусного монтажа, который позволяет стыковать множество кадров в одноминутный фильм, потому что в нем всегда есть драматургия. Но при этом он всегда замедляет движение механизмов, труб, приостанавливает вязку арматуры, идущей где-то под землей, выхватывая смущенные улыбки тех, кто всегда спрятан от наших глаз. Этих людей не показывают и в праздничные дни, когда открывают объекты, построенные их руками, не они режут красные ленточки. При этом именно они строят тысячи квадратных километров московских домов и дорог, выпекают по тысяче-две хлебов ежедневно, изготавливают свечи, которые в конце долгого производства оказываются в руках прихожан московских храмов….

Не смотря на то, что герои этих повествований очень разные, все «картинки» с московской выставки взаимосвязаны одним дыханием, ощущением тепла. Джазоян даже глаза слона в цирке Юрия Никулина приближает так, чтобы мы наконец-то увидели его со стороны зала, и даже с расстояния, с которого его каждый день видит дрессировщик. Еще ближе, еще доверительнее.

Ашот Джазоян в более ранних проектах уже представлял традиционные русские ремесела. И в этот раз мы видим мастеров русских гармоней и балалаек. Именно в этих сюжетах про изготовление народных инструментов очень точно подобран звукоряд: балалаечная трель дана как будто уходящей в ретроспективу, далекую старину, и лица на экране, как говорится, исконные, светлые. Чудо, что они еще не затерты бегом времени.

Сегодня одной из главных городских тем становится открытие новых многочисленных станций метро, запущена МКЦ. Очевидно, что труд метростроевца должен быть воспет – пусть не в поэтике «добровольцев», но тех профессионалов, кто делает сегодня городскую транспортную инфраструктуру качественной и доступной. Зритель и сам  погружается в перегонные туннели,  на строительные площадки, где ежедневно на поверхность вывозятся десятки тонн породы. Джазоян постоянно крупным планом показывает руки и лица рабочих, их сосредоточенное внимание, улыбки.   Не смотря на то, что действие сюжетов происходит на больших глубинах, где работать и чрезвычайно сложно, опасно, ведь можно наткнуться то на водонасыщенный грунт или нужно взрывать шахту буровзрывным методом, от созерцания труда этих людей идет человеческое тепло и уверенность. Как можно сохранять спокойствие и при этом быть вдохновленным, если на твоей работе стопроцентная влажность и постоянные вибрации? Но строители под закадровую музыку Георгия Свиридова в каждом эпизоде предстают действительными хозяевами города.  

Одна из самых интересных историй – изготовление строительной опалубки. В этом сюжете хорошо показаны все главные этапы  вязки арматуры, а ее именно вяжут, а не варят в большинстве случаев – это мастерство сродни ювелирному искусству. На этих кадрах арматурщики похожи и на «Строителей» Фернана Леже, потому что работают многоуровнево, создавая композицию прочного и надежного созидания. Есть также ассоциативная связь с пчелиным улеем, потому что работа идет так слаженно,  и без видимого прораба, что можно говорить о коллективном разуме и среди людей.   Арматурщики с помощью крючков, или цанги, вяжут проволку, в это же время идет сварка, другие концы арматуры заливают бетоном, следующий  кадр уже сделан чуть выше кабины башенного крана. Джазояну вообще интересно сводить в одном пространстве – разные профессии и ментальности.  Например, в сюжете о реконструкции московской консерватории взаимодействуют рабочие и молодые музыканты. Кажется, что здание преображается не только под касанием умелых  рук, но и потому что штукатурка и обновление лепнины происходит на фоне вечной музыки Петра Чайковского.

В проекте «Я живу в России» уже вышло более ста сюжетов. И многие из них кажутся вечными, хоть ритм и содержание их работы включен в исторический контекст.

Кинодокументалист Ашот Джазоян снимает будни метростроевцев