Серджио и Франческа Леоне: дочь рисует знаменитого отца, создателя саги "Однажды в Америке"

Серджио и Франческа Леоне: дочь рисует знаменитого отца, создателя саги "Однажды в Америке"
 Серджио Леоне - автор саги "Однажды в Америке"

Серджио Леоне - автор саги "Однажды в Америке"

 Ху­дож­ни­ки ча­с­то не пи­шут – ле­пят на­ту­ру па­с­тоз­ным маз­ком. Но уди­ви­тель­но, что они, слов­но пре­не­бре­гая са­мой тек­с­ту­рой кра­с­ки, ино­гда на­де­ля­ют её свой­ст­вом де­ре­ва или кам­ня. В рус­ском ис­кус­ст­ве так уже бы­ло: Ми­ха­ил Вру­бель (во­ис­ти­ну, слу­чай­ных фа­ми­лий не бы­ва­ет!) взял да и вы­ру­бил буд­то из мра­мо­ра сво­е­го Де­мо­на и вы­ре­зал но­жи­ком де­ре­вян­но­го Па­на, веч­но­го ста­ри­ка с дет­ски­ми до­вер­чи­вы­ми гла­за­ми, го­то­во­го, как ге­рой Ве­ли­ми­ра Хлеб­ни­ко­ва, уд­рать со сво­их по­хо­рон. Поль Се­занн, в кон­це жиз­ни об­лю­бо­вав под­но­жие го­ры Сен-Вик­ту­ар, её он пи­сал бо­лее ше­с­ти­де­ся­ти раз, гру­бы­ми ге­о­ло­ги­че­с­ки­ми на­пла­с­то­ва­ни­я­ми то­же рож­дал своё не­по­вто­ри­мое про­ст­ран­ст­во кар­тин, где уже са­мо вре­мя во­пло­ща­лось на хол­сте как суб­стан­ция, не­пре­рыв­но ста­но­вя­ща­я­ся, ме­ня­ю­ща­я­ся.

Так и у Фран­че­с­ки Ле­о­не, ита­ль­ян­ской ху­дож­ни­цы, до­че­ри зна­ме­ни­то­го ре­жис­сё­ра Сер­д­жио Ле­о­не и при­мы-ба­ле­ри­ны Рим­ско­го опер­но­го те­а­т­ра Кар­лы Ра­нал­ли; её пер­вая за пре­де­ла­ми Ита­лии пер­со­наль­ная вы­став­ка от­кры­лась в га­ле­рее «Зу­раб» на Твер­ском буль­ва­ре в 2009 году. В 2014 она представляла проект "Мифы и метаморфозы" в Санкт-Петербурге в рамках года перекрестного туризма Италии и России. 

Я ви­де­ла её фо­то­гра­фии: по­ра­зи­тель­но кра­си­вое ли­цо, при­ка­са­ю­ще­е­ся к вам и взгля­дом, и гу­ба­ми. Об­рам­лён­ное коп­ной ка­ш­та­но­вых во­лос, но на эк­ра­ны и на хол­сты не по­пав­шее, по­то­му что по­бе­ди­ли ру­ки, ко­то­рые сов­сем не­дав­но ста­ли на хол­стах буд­то вы­ру­бать из гру­бых ка­ме­но­ло­мен с по­мо­щью ки­с­тей и ма­с­ти­хи­на ли­ца со­вре­мен­ни­ков.  

Го­во­рят, ещё сов­сем ре­бён­ком она по­дол­гу про­си­жи­ва­ла у от­ца в мон­таж­ной, но та­лант со­зда­те­ля ки­но­кар­ти­ны «Од­наж­ды в Аме­ри­ке» поч­ти при­дав­ли­вал её сво­ей мо­щью, да так, что пред­пи­са­ла она се­бе как луч­шее ле­кар­ст­во от сла­вы от­ца дол­гое уче­ни­че­ст­во.

 

ФРАНЧЕСКА ЛЕОНЕ 5.jpg

Ред­кое ка­че­ст­во в твор­цах ос­тав­лять лю­би­мое де­ло на по­том, как де­серт. Она по­сту­па­ет на сце­но­гра­фи­че­с­кое от­де­ле­ние Ака­де­мии изящ­ных ис­кусств в Ри­ме, по­том от­кры­ва­ет ма­с­тер­скую фар­фо­ра на виа Ка­по-ле-Ка­зе, за­кры­ва­ет её и сно­ва в alma mater, обу­чать­ся че­ты­ре го­да жи­во­пи­си. Толь­ко два го­да на­зад Фран­че­с­ка начала со­зда­вать свои жи­во­пис­ные по­лот­на. Не го­во­рю, всем бы та­кой за­жим ра­ди чу­дес­но­го пло­да, но у Фран­че­с­ки Ле­о­не то­же по­лу­чи­лось. Дол­го ли со­про­тив­ля­лась ей на­ту­ра, не знаю. Шту­дии ведь не всем идут на поль­зу, как го­во­рил фи­ло­соф, мно­го­зна­ние уму не на­уча­ет, и бес­ко­неч­ные по­чер­куш­ки, ко­то­рые мож­но из­ме­рять в ки­ло­ме­т­рах, у мно­гих ос­та­ют­ся вну­т­ри под­рам­ни­ка. Но вы­став­ка Фран­че­с­ки в Москве на­зы­ва­лась «Вне по­ля зре­ния», зна­чит, твор­че­ст­во её вы­плё­с­ки­ва­ет­ся в сфе­ру не­ви­ди­мо­го, и ри­со­вать она ста­ла очень дав­но, пусть и не ру­ка­ми.  

В ли­цах ху­дож­ни­цы про­сма­т­ри­ва­ет­ся не толь­ко вне­вре­мен­ное, но об­ще­че­ло­ве­че­с­кое. Она и по­лот­на-то на­зы­ва­ет, взяв толь­ко ини­ци­а­лы. По­на­ча­лу и не об­ра­ща­ешь во­все на это вни­ма­ния, лишь про се­бя от­ме­чая, что ли­цо зна­ко­мо, но кто это? кто? По­том чей-то го­лос за спи­ной за­став­ля­ет при­смо­т­реть­ся к таб­лич­ке ещё раз: и «МЛК» ста­но­вит­ся Мар­ти­ном Лю­те­ром Кин­гом, «ЛТ» – Львом Тол­стым, а «НМ» – Нель­со­ном Ман­де­лой.

 Франческа Леоне "Ожидание"

Франческа Леоне "Ожидание"

Из её пор­т­ре­тов са­мый из­ве­ст­ный, по­жа­луй, ком­по­зи­то­ра Эн­нио Мор­ри­ко­не, ко­то­рый за­ка­за­ла ей аме­ри­кан­ская ака­де­мия в Ри­ме по слу­чаю тор­же­ст­вен­но­го вру­че­ния ве­ли­ко­му ком­по­зи­то­ру пре­мии. Пор­т­рет так по­нра­вил­ся Мор­ри­ко­не, что он по­свя­тил Фран­че­с­ке про­из­ве­де­ние, над ко­то­рым в тот мо­мент ра­бо­тал. Он и в Моск­ву с Фран­че­с­кой при­ехал, тем бо­лее что вы­став­ка при­уро­че­на к по­ка­зу от­ре­с­та­в­ри­ро­ван­но­го ре­жис­сё­ром Мар­ти­ном Скор­се­зе филь­ма Сер­д­жио Ле­о­не в рам­ках Мос­ков­ско­го меж­ду­на­род­но­го ки­но­фе­с­ти­ва­ля, а ЭК – был ещё и ак­тё­ром сво­е­го од­но­класс­ни­ка Сер­д­жио Ле­о­не, ко­то­рый снял его в сво­ей лен­те «За при­гор­ш­ню дол­ла­ров».  

 

 Франческа у портрета своего отца, легендарного кинорежиссера Серджио Леоне

Франческа у портрета своего отца, легендарного кинорежиссера Серджио Леоне

Че­ло­ве­ку не нуж­ны фо­то­гра­фии, ес­ли есть воз­мож­ность ос­та­вить на­след­ни­кам толь­ко один пор­т­рет – но от Фран­че­с­ки Ле­о­не. В на­ча­ле сво­е­го пу­ти ху­дож­ни­ца изу­ча­ла твор­че­ст­во фу­ту­ри­с­тов, это не про­шло бес­след­но, по­то­му что для неё ха­рак­тер­но рвать ли­нии, за­све­чи­вать ча­с­ти ли­ца, ис­поль­зо­вать прин­цип од­но­вре­мен­но­с­ти, на­пла­с­то­вы­вая на ли­цо мо­де­ли его вче­раш­нее, се­го­дняш­нее и бу­ду­щее. Так мог в ли­те­ра­ту­ре де­лать Гес­се, со­здав­ший Гал­ле­ра, маль­чи­ка-ста­ри­ка; Сиддхарт­ху, од­наж­ды в сво­ём от­ра­же­нии в ре­ке уви­дев­шем от­ца, а по­том ро­див­шем­ся за­но­во в сы­не. У Фран­че­с­ки то­же есть ин­те­рес к буд­диз­му, её дви­га­ет эта мысль о по­втор­ных рож­де­ни­ях, ис­чез­но­ве­ни­ях, сре­ди ге­ро­ев кар­тин буд­дий­ские мо­на­хи – веч­ные, си­ю­ми­нут­ные их изо­б­ра­же­ния ин­те­рес­ны боль­ше, чем своё ли­цо, на­до­ев­шее, от­ра­жён­ное зер­ка­лом по ут­рам. Впро­чем, ес­ли амаль­гам­ную по­верх­ность за­лить во­дой и по­смо­т­реть ту­да вновь, то не­ко­то­рое сход­ст­во с ра­бо­та­ми Ле­о­не бу­дет: бли­ки от бу­ро-крас­ной одеж­ды по­па­да­ют на ру­ку мо­на­ха, а бе­лиз­на ли­ца сте­ка­ет вниз по те­лу. При­ме­ча­тель­но, что тра­ди­ци­он­ный оран­же­вый цвет, вы­ра­жа­ю­щий от­каз от мир­ско­го, Фран­че­с­ка ме­ня­ет. Он ста­но­вит­ся то ох­ри­с­тый, то, по­вто­рюсь, ка­кой-то ржа­во-крас­ный, так вы­гля­дит за­пёк­ша­я­ся кровь. Мо­жет быть, она воз­вра­ща­ет зри­те­ля к мыс­ли, что те­ле­сное, стра­да­ю­щее в нас всё же не­ис­тре­би­мо, ино­гда эта псев­до­кровь на­ля­па­на у неё то на лбу изо­б­ра­жа­е­мо­го, то на его шее, вро­де бы слу­чай­ность, но так за­да­ёт­ся ещё и ритм.

 

 Эн­нио Мор­ри­ко­не и Серджио Леоне

Эн­нио Мор­ри­ко­не и Серджио Леоне

А ещё она пу­с­ка­ет по ли­цу по­тё­ки кра­с­ки, ко­то­рые му­чи­тель­ны­ми стру­я­ми пе­ре­се­ка­ют ли­ца и одеж­ды. Эф­фект од­но­вре­мен­но­с­ти до­сти­га­ет­ся ху­дож­ни­цей при по­мо­щи изо­б­ра­же­ния ли­ца в раз­ных пло­с­ко­стях. Она мо­жет уве­ли­чить, при­бли­зить к нам нос, чуть рас­ту­ше­вать гла­за, уто­пить их в про­ва­лах да ещё «при­крыть» изо­б­ра­же­ние, буд­то за­ли­вая ра­бо­ту из­ве­с­тью, со­зда­вая дым­ку, сво­е­го ро­да сфу­мат­о, по­за­им­ст­во­вав его у Ле­о­нар­до. 

Серджио и Франческа Леоне: дочь рисует знаменитого отца, создателя саги "Однажды в Америке"