Почему журнал "Литературная Армения" оказался на краю гибели?

Почему журнал "Литературная Армения" оказался на краю гибели?
 В сентябре 2017 года  в день рождения Сергея Довлатова, писатель Татьяна Толстая опубликовала на своей странице в Фейсбуке эту фотографию, сопроводив ее следующим комментарием: «Сегодня - день рождения Сергея Довлатова. 76 лет. А на фотографии - 47. Это Лиссабон, писательская конференция. Сидим на лавочке, спиной к нам - писатели Грант Матевосян (мальчик-пессимист) и Анатолий Ким (мальчик-оптимист)». Татьяна Толстая пояснила, что фотография сделана в 1988 году. В комментариях к фотографии сын Гранта Матевосяна Давид написал, что ее автором является литературный критик Лев Аннинский.  Источник: mediamax.am

В сентябре 2017 года  в день рождения Сергея Довлатова, писатель Татьяна Толстая опубликовала на своей странице в Фейсбуке эту фотографию, сопроводив ее следующим комментарием: «Сегодня - день рождения Сергея Довлатова. 76 лет. А на фотографии - 47. Это Лиссабон, писательская конференция. Сидим на лавочке, спиной к нам - писатели Грант Матевосян (мальчик-пессимист) и Анатолий Ким (мальчик-оптимист)». Татьяна Толстая пояснила, что фотография сделана в 1988 году. В комментариях к фотографии сын Гранта Матевосяна Давид написал, что ее автором является литературный критик Лев Аннинский.

Источник: mediamax.am

На днях Армен Ханбабян стал инициатором дискуссии вокруг ситуации с "ЛитАрменией".

Армянский музей публикует призыв журналиста, известного политического обозревателя к общественности: 

"Замечательный русскоязычный журнал "Литературная Армения", который в нынешнем году должен был бы справить 60-летний юбилей, скорее всего, до круглой даты не дотянет. Журнал оказался на грани закрытия - нет денег. Все эти шесть десятилетий русский читатель благодаря журналу имел возможность знакомиться с произведениями классиков армянской литературы и новых авторов (за эти годы некоторые из них тоже стали классиками). В "Литературной Армении" регулярно публиковались значимые произведения русских (и не только) прозаиков, поэтов, публицистов. И воистину трудно переоценить тот очень значительный вклад, который внесла "Литературная Армения" в дело пропаганды и распространения в Армении русского языка и русcкой культуры, сохранение и развитие мощной национальной переводческой школы. Не зря же все эти годы журнал был любимым изданием двуязычной армянской интеллигенции. 
А теперь, понимаете ли, нет денег, чтобы спасти уникальное издание! А знаете, сколько нужно, чтобы журнал остался на плаву, выходил хотя бы раз в квартал? 15 тысяч долларов в ГОД! Для иных персонажей такая сумма - карманные деньги.

 

Но почему-то никто помочь журналу не спешит. Ни российское посольство, ни Россотрудничество, ни меценаты и политики, кичащиеся своим "вкладом в развитие армяно-российских братских отношений". Никто не дает ни копейки. 
Ей-Богу, это просто в голове не укладывается. Вот церкви возводят - это да. Хачкары устанавливают, на фоне которых так любят фотографироваться и давать интервью о своем вкладе в сохранение национальной культуры. А на фоне журнала ведь не сфотографируешься. Да и читать они. скорее всего, не умеют. Может. в этом всё дело?"

Мнения были высказаны самые полярные, но суть была такова: "ЛитАрмения" гибнет потому что во время реконструкции сломанной в 1990-х системы отношений в эти 30 лет не произошла качественная замена литературных элит.

А не случилось этого потому, что разорванность, фрагментарность русско-армянского литературного поля стала устраивать многих, но не всех. Эту проблему я уже поднимала в статье "Новое русское армянское слово. Модель для разборки". А также в предисловии к армянскому "Гвидеону", который выпустил Вадим Месяц "Пожизненная маска Брюсова". Выдержка:

"Сегодня мы имеем те же огорчительные приметы. В Москве, Ереване, Цахкадзоре и Степанакерте проходят совместные форумы, мастер-классы, презентации, но все же русско-армянский диалог кажется неким мирным стоянием на реке Угре. В воду никто не заходит, друг на друга никто не нападает, нет настоящей критики, которая могла бы адекватно отразить болевые точки в первую очередь русскоязычной армянской литературы, ибо этот пласт для русского человека прежде всего интересен. Лично у меня есть ощущение, что армянская поэзия и проза консервируются, сознательно удаляются от новейшего русского слова. В некотором смысле русский язык сегодняшней армянской литературы, несмотря на пластику, певучесть, многомерность, архаичен, реконструирует стилистику Серебряного века, Бунина, Куприна, Чехова. Это, скорее всего, не вызов и не неприятие русского стрима с его усеченной рубленой фразой, со сленгом и отвязным юмором. Это пристальное высматривание того, что русского может быть сегодня привито, кроме наследия «великого и могучего»". 
Итак, мы стоим на краю гибели "ЛитАрмении" уже не под натиском сельджуков и чиновников, журнал гибнет оттого, что никто не может поменять настройки. Здесь у меня выходило две публикации. С большой благодарностью и почтением я всегда относилась к главному редактору, переводчику Альберту Мамиконовичу Налбандяну.

 Дом творчества писателей Армении в Цахкадзоре. Фото s-ec.bstatic.com

Дом творчества писателей Армении в Цахкадзоре. Фото s-ec.bstatic.com

Для того, чтобы журнал жил, нужно сделать некое усилие и воспарить. Увидеть ситуацию сверху. Литературное мироварение с сакрализацией оставшегося старого мира (какая многозначная метафора видится) ведет к тому, что все мы должны уважать историческую протяженность армянской словесности, но при этом лично у меня есть чувство, что новейшие смыслы и тексты сегодня рождаются не у армянских писателей и поэтов (исключая таких мастеров как Левон Хечоян, Геворг Гиланц, Амбарцум Амбарцумян, Эдуард Аренц), а у блогеров, которые чувствуют эту вибрацию русского слова, и есть видимый и необходимый синтез двух культур. Для литературного поля он остается недоступным.

Почему журнал "Литературная Армения" оказался на краю гибели?