Леонид Гурунц. Абрикосовое дерево

В литературной рубрике  - притча Леонида Гурунца из книги "Ясаман - обидчивое дерево".

Предисловием к этой книге лирических миниатюр стали слова дагестанского поэта, прозаика, переводчика Эффенди Капиева:

-Почему твои песни так коротки, - спросили раз птицу. - Или у тебя не хватает дыхания?

-У меня очень много песен, и я хотела бы поведать их все. 

О Леониде Гурунце в своих воспоминаниях писал Зорий Балаян: " Не раз я слышал в России от тех, кто лично не зная Гурунца, но прочитав очередную статью в союзной печати, думал о нем как о человеке, обладающем крутыми кулаками, как о заправском дуэлянте. По части крутых кулаков – ошибка. Но что касается дуэлянта – это точно. Как интеллигент с божьей искрой "поэта прозы" и как аристократ души он никогда не поднимал перчатку, брошенную плебеем и воинственной посредственностью. Справедливости ради надо сказать, что именно этой воинственной посредственности Гурунц боялся – против них у него не было оружия."

АБРИКОСОВОЕ ДЕРЕВО

 Старый абрикосовой сад. Художник Ирина Пономарева. Фото artreestr.ru

Старый абрикосовой сад. Художник Ирина Пономарева. Фото artreestr.ru

-Как разыскать мне хоть одного земляка в вашем городе? - спросил я у сторожила Владивостока. - Идите по дворам, как увидите виноградную лозу перед домом, постучитесь и вы не ошибетесь дверью.

Я выбрал свободный час, заглянул в первый же попавшийся двор. Стоит посредине абрикосовое дерево.

Я смелее нажимаю на кнопку звонка. Здесь уж наверняка живет кавказец.

Дверь приоткрылась, и в просвете показался вихрастый русский мальчуган.

-Кто здесь живет, мальчик?

-Здесь мы живем, Савельевы.

Меня это не огорчило. Я рад, что наши кавказские посланцы  хорошо прижились под живительным дальневосточным солнцем. 

Предисловием к этой книге лирических миниатюр стали слова дагестанского поэта, прозаика, переводчика Эффенди Капиева:

-Почему твои песни так коротки, - спросили раз птицу. - Или у тебя не хватает дыхания?

-У меня очень много песен, и я хотела бы поведать их все. 

О Леониде Гурунце в своих воспоминаниях писал Зорий Балаян: " Не раз я слышал в России от тех, кто лично не зная Гурунца, но прочитав очередную статью в союзной печати, думал о нем как о человеке, обладающем крутыми кулаками, как о заправском дуэлянте. По части крутых кулаков – ошибка. Но что касается дуэлянта – это точно. Как интеллигент с божьей искрой "поэта прозы" и как аристократ души он никогда не поднимал перчатку, брошенную плебеем и воинственной посредственностью. Справедливости ради надо сказать, что именно этой воинственной посредственности Гурунц боялся – против них у него не было оружия."

АБРИКОСОВОЕ ДЕРЕВО

-Как разыскать мне хоть одного земляка в вашем городе? - спросил я у сторожила Владивостока. - Идите по дворам, как увидите виноградную лозу перед домом, постучитесь и вы не ошибетесь дверью.

Я выбрал свободный час, заглянул в первый же попавшийся двор. Стоит посредине абрикосовое дерево.

Я смелее нажимаю на кнопку звонка. Здесь уж наверняка живет кавказец.

Дверь приоткрылась, и в просвете показался вихрастый русский мальчуган.

-Кто здесь живет, мальчик?

-Здесь мы живем, Савельевы.

Меня это не огорчило. Я рад, что наши кавказские посланцы  хорошо прижились под живительным дальневосточным солнцем. 

 

Леонид Гурунц. Абрикосовое дерево